Kabanov

Два миллиона

(детектив)

 

1

 

Полицейский уазик остановился у здания почты – прибыла оперативная группа. В восемь утра дежурному по ноль-два позвонил мужчина и сообщил о трупе. Но вопрос: почему он уверен, что этот человек мёртв, звонивший ответил: потрогал руку – она была холодной.

Руководитель группы старший лейтенант Никитин сразу направился к скамейке, где лежал мертвец. Что это был бомж, он догадался сразу. В сибирские города лето приходит неожиданно, поэтому нередко можно видеть идущих рядом как в футболке, так и в теплой куртке. Но при этом на человеке и соответствующая обувь. Этот же был одет в легкую спортивную куртку и зимние ботинки. Такая одежда явно не соответствовала ни погоде, ни времени года.

Ох, уж эти бомжи! С каждым годом город становился красивее, чище. Магазины, оккупировавшие первые этажи некогда серых безликих домов, своей отделкой совершенно преобразили вид улиц. Разномастные ларьки из железных, неприступных для мелких воришек коробок девяностых годов, превратились в архитектурные сооружения из стекла и пластика. Город украсили фонтаны. А вот эти, заросшие и черные от грязи, роющиеся по утрам в мусорных баках, одетые в какую-то рвань, портят всю картину.

Кто-то ругает нынешнюю власть, за то что довела людей до такого состояния – в помойках роются. Но в советское время в отходах не рылись не только потому, что безработицы не было. Была ещё одна причина – в ящиках с отходами найти было нечего. Все жили примерно одинаково. Это сейчас: один не имеет денег, чтобы купить колбасу, а другой выбрасывает её из-за того, что вкус не понравился.

Некоторые жалеют бомжей, другие их осуждают за нежелание нормально жить и работать как все. Но бомжами люди становятся по разным причинам. Кого-то вытолкнули семейные обстоятельства, кого-то хозяин предприятия уволил и тем самым лишил средств к существованию, а кого-то разорили водка и наркотики. Нас удивляет, что они, перевернув урну и разбросав содержимое, потом не складывают всё обратно. Но зачем им это! Наводить порядок, означает вернуться в общественную систему, из которой они уже давно выпали. Некоторые из них даже довольны своим положением: никакого начальства, никакой ответственности ни перед кем – воля!

Старший лейтенант наклонился – пахло спиртным. Рука бомжа действительно была холодной, пульса не было. Значит, прохожий не ошибся.

Под скамейкой лежала плоская четвертушка «Беленькой». Ясно – перепил. Хотя объем небольшой, но может он уже до этого свою норму выпил, или сердце слабое – всякое бывает.

Нужны понятые. Рядом с автобусной остановкой – стоянка машин, где по вечерам обычно кучкуются молодые парни на своих «крутых тачках». Но сейчас утро, и там только такси и пассажиры, ожидающие свои автобусы. Таких уговорить быть понятыми невозможно – все спешат. Пришлось опять звонить Максимычу.

Александр Максимович Соколов был заместителем директора по безопасности в местном вузе. Раньше работал в милиции, вышел на пенсию, но, чтобы в пятьдесят лет не работать, нужны либо лень, либо какое-нибудь хобби. Ни того, ни другого у него не было.

Соколов был живым доказательством известного утверждения, что милиционеров бывших не бывает. В вузе он организовал из студентов отряд по охране правопорядка. Где-то раздобыл им форму. И когда его ребята, похожие на бойцов спецназа, стояли у входов и выходов во время различных молодежных мероприятий, то все присутствующие старались вести себя прилично. Максимыч водил свой отряд по отделам, теперь уже полиции, и знакомил их с работой своих бывших коллег. Молодых помощников принимали охотно, даже дали возможность пострелять из пистолета Макарова. Сотрудники часто использовали их в качестве понятых.

Соколов на просьбу откликнулся сразу и прислал двоих студентов из своего отряда. Осмотр, протокол – всё, как положено. Ничего особенного не нашли. Кроме пустой бутылки под скамейкой, никаких вещей рядом с трупом не было. В мусорном ящике валялась пустая измятая пачка из-под сигарет. Окурков не было ни в ящике, ни рядом с ним. В кармане куртки нашли тысячерублёвую купюру и восемь рублей мелочи. Всё это внесли в протокол и упаковали. Хотя и так было ясно – напился человек палёной водки, сердце не выдержало, но порядок есть порядок.

Никитин вызвал труповозку. Бомжа погрузили и отправили в морг.

 

2

 

Снаружи жара, но внутри внедорожника кондиционер обеспечивал комфорт. Виктор Николаевич Пашин посматривал на мелькающие за окном вывески магазинов.

– Стоп, – сказал он водителю, – остановись-ка у универмага. Пойду, куплю себе кепку, а то лысину напечёт.

Лысина у него действительно была, хотя лет ему было совсем не много. Всего-то сорок пять.

Через десять минут, Виктор Николаевич в новой белой кепке плюхнулся на сидение и протянул водителю точно такую же:

– На, надень тоже. Дарю.

Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Опубликовано в Проза, просмотров: 948, автор: Kabanov (109/176)

Один комментарий к “Два миллиона”

  • Kabanov:

    Этот рассказ из книги: Кабанов П.Г. Случай на реке: рассказы. – Барнаул: ИП Колмогоров И.А., 2016. – 252 с.
    Рассказы написаны в жанре классического детектива. Упорство, опыт и интуиция следователя по особо важным делам подполковника Кузьмина помогают ему раскрывать самые сложные преступления.


Добавить комментарий