Kabanov

Два миллиона

Однажды он участвовал в расследовании дела, где фигурировали произведения живописи. Он попытался выяснить, в чём ценность таких картин. Его логика ответа не давала. Было непонятно: почему чёрный квадрат, нарисованный Малевичем – картина, а такой же квадрат, нарисованный маляром, картиной почему-то не является. Для себя он решил: всё дело в подписи. Именно она и стоит тех бешеных денег, которые дают на торгах.            Он понял: в обществе могут действовать условности, суть которых многим не известна, но есть люди, разбирающиеся в этих условностях. Их-то и надо приглашать в качестве экспертов. Но недавно в интернете он случайно наткнулся на объяснение, почему такие картины считаются искусством. По мнению автора, фамилию которого он не запомнил, подобные произведения есть способ шантажа власти. Если картина или скульптура изображает что-то непонятное, то главным является её название. Художник, сделавший себе имя, называя своё произведение, может поддержать власть, а может и унизить её. Если художника ценят, то он служит власти, в противном случае, он может перейти в оппозицию и тогда появятся соответствующие названия. Начальство на всякий случай не рискует. Подполковнику это объяснение понравилось. Видимо, написал умный человек, который не побоялся сказать: «А король-то голый!»

– Ясно, – сказал Кузьмин после объяснения Пашина. На самом деле он не представлял, сколько могут висеть картины на одном месте, не раздражая хозяина. Просто профессиональная привычка заставляла объяснять всё, что как-то отличается от привычного. В данном случае в глаза бросилась разница в цвете обоев.

– Простите, у вас есть часы, сколько сейчас?

Это опять сработал простой приём, которым всегда пользовался Кузьмин – сравнивать время на своих часах и на часах свидетелей и подозреваемых. Иначе из-за их расхождения могут возникнуть проблемы.

Виктор Николаевич, поднял рукав куртки и сообщил:

– Без четверти шесть.

Кузьмин глянул на часы хозяина и у него поднялись брови – часы были точно такие, какие нашли у Алексея. Логическая цепочка фактов, которую он уже начал выстраивать на часах и которую он сейчас проверял, лишилась основания.

– У вас хорошие часы, – заметил Кузьмин, – не подскажите, где купили?

– Подарок жены ко дню рождения. Купила в областном центре. На мои деньги, естественно. Я ей давал приличную сумму на личные расходы. Но всё равно приятно, когда дарят тебе. Значит, помнит, любит.

Уже сидя в своём кабинете, Кузьмин размышлял, что делать дальше. Стукнув два раза в дверь, вошел сержант.

– Александр Леонидович, тут принесли сумку какой-то Пашиной.

– Кто принес? Давай, его сюда!

Вошёл пожилой мужчина и протянул женскую сумку.

– Эту сумку случайно нашла жена среди кустов малины. В сумке есть права на имя нашей соседки Пашиной. Мы ничего не взяли. Я подумал: раз её убили, то сумку надо к вам.

– Правильно подумали, спасибо вам за помощь следствию. Вы рядом с сумкой больше ничего не находили?

– Я проверил вокруг, но ничего больше не нашёл.

– Ещё раз спасибо вам большое. Вы поступили очень правильно. Вы уж извините, но ещё нужны отпечатки пальцев: и ваши, и вашей супруги. Предупредите её, чтобы ничего не трогала на том месте. Завтра пусть будет дома, к вам подъедут в десять часов. А сейчас мы составим протокол, вы подпишите его и пройдёте в девятый кабинет, там снимут отпечатки ваших пальцев – их надо отличить от других, которые остались на сумке.

В сумке, кроме водительского удостоверения, были различные вещи Марины Пашиной: губная помада, пудреница, кошелёк.

Всё это только подтверждало версию ограбления, но никакой зацепки, которая бы вывела на след грабителя, не давало.

Экспертиза показала: на вещах были только отпечатки Марины Пашиной. Впрочем, ничего другого подполковник и не ожидал. Но его ждал сюрприз: в пудренице была обнаружена завернутая в небольшой кусочек белой бумаги симкарта мобильного телефона.

Кузьмин вставил симку в свой смартфон. На экране появилась одна буква «А». Он нажал кнопку вызова и услышал приглушённый звонок в сейфе у стены. Это зазвонил изъятый следствием мобильный телефон Алексея Новикова.

Кузьмин открыл сейф, достал из коробки телефон и выключил звонок. Потом нажал на зелёную кнопку. На экране высветилось имя «Марина» и число звонков – сто восемь.

– Значит, это жена Пашина. А где же другая Марина – его подруга? – спросил себя Кузьмин. – Она же тоже здесь и тоже под именем «Марина», но на другой симке!   А я подумал: это одна и та же Марина! Значит, Новиков с Пашиной в последнее время говорил намного чаще, чем со своей невестой! Вот это новость!

В это время застрекотал телефон на столе. Кузьмин взял трубку. Работник узла связи сообщил о звонке на рабочий телефон Фёдорова. Это был звонок из областного центра. Звонивший назвал себя Николаем. Разговор длился одну минуту. Тон разговора спокойный. Звонивший не угрожал. Телефон принадлежит Николаю Григорьевичу Вяткину, владельцу ООО «Примула».

Содержание разговора следующее:

Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Опубликовано в Проза, просмотров: 16 203, автор: Kabanov (111/177)

Один комментарий к “Два миллиона”

  • Kabanov:

    Этот рассказ из книги: Кабанов П.Г. Случай на реке: рассказы. – Барнаул: ИП Колмогоров И.А., 2016. – 252 с.
    Рассказы написаны в жанре классического детектива. Упорство, опыт и интуиция следователя по особо важным делам подполковника Кузьмина помогают ему раскрывать самые сложные преступления.


Добавить комментарий