Kabanov

Два миллиона

В часовом магазине заведующий вызвал в свой кабинет нужного подполковнику продавца. Это был молодой мужчина за тридцать. Кузьмин ещё попросил пригласить двоих понятых. Через минуту две симпатичные девушки уже сидели у стены и с осторожным любопытством смотрели на подполковника. Кузьмин замечал не раз, что есть какое-то расстояние, за пределами которого тобой никто не интересуется, но окажись ближе, ты становишься объектом пристального внимания. Какое это расстояние, наверное, знает наука психология. Интересно было бы почитать, но пока руки не доходят.

Кузьмин выложил на стол несколько фотографий: жены Фёдорова, двух Марин, ещё одну – подруги Пашиной, у которой она была на дне рождения, и ещё две – посторонних девушек.

Продавец внимательно разглядывал каждую.

– Я думал, легко узнаю – такая яркая была. Оказывается на фото они другие. Но вот эта больше всех похожа. Взгляд её. Да, это она. Точно она. Это было осенью прошлого года, в ноябре. Я помню, как она выбирала часы. Сказала, для мужа.

Кузьмин взял в руки снимок Марины Пашиной и задумался.

– Выходит, она купила их для Алексея. Вот это да! Что это значит? Но теперь ни она сама, ни Алексей ничего не расскажут. А ответить на все вопросы придётся ему, Кузьмину.

– А в тот день ещё кто-то покупал такие часы?

– Да, в тот день удалось продать несколько. Но покупателей не помню.

– А вот из этих случайно никто не покупал? – спросил Кузьмин и выложил на стол несколько фотографий, на этот раз мужчин.

– Вы знаете, твёрдо утверждать не могу, это же была зима, одеты были по-другому, но вроде бы вот этот парень в тот день тоже купил такие часы.

И продавец указал на фотографию Алексея Новикова.

– Но может, и не он.

Кузьмин попросил подписать протоколы и, поблагодарив всех за помощь следствию, отправился в обратный путь.

Всю дорогу он думал об этих часах: неужели Новиков купил их сам. Кому? Себе? Тестю в подарок? Но зачем такие дорогие?

Вернувшись в управление, подполковник позвонил Пашину.

– Виктор Николаевич, для следствия мне нужно осмотреть ваш дом, комнату Марины, если такая есть.

– Конечно, конечно, а что? Я тоже на подозрении?

– Нет, Виктор Николаевич, к вам вопросов нет, но такой порядок, я просто должен исследовать все версии. Это надо для поиска преступника.

– Хорошо, я вас жду.

Выйдя из машины, Кузьмин осмотрел дом Пашина. Он был двухэтажным, причудливой формы.

– В нашем городе у богатых в основном двухэтажные дома, а вот в европейской части страны этажей побольше. Видимо, это зависит от способов отопления и продолжительности отопительного сезона, – размышлял подполковник. – У нас зима длинная и топим углём, а там – газ и зима короткая, значит, и забот меньше, поэтому можно строить повыше и пошире.

Вокруг дома – высокий кирпичный забор с мощными металлическими воротами для машин и отдельным входом для людей. Справа светилась кнопка домофона.

– Вот где замешкалась Марина, доставая электронный ключ, и за это поплатилась жизнью, – отметил про себя Кузьмин.

Пашин встретил подполковника на крыльце и проводил в дом.

Своя комната у Марины была. Кузьмин даже, открыв дверь, про себя сказал: «Ого!» Зал в его собственной трёхкомнатной квартире был меньше. Но внешне подполковник ничем себя не выдал – сказалась с годами выработанная привычка скрывать свои мысли от подозреваемых во время допроса, да и от начальства – тоже.

Кузьмин чувствовал себя как в будуаре королевы, как он его представлял. Тёмные красно-коричневого цвета шёлковые обои с цветами. Немного светлее, но почти того же цвета, шторы. На стенах картины: пейзажи, натюрморты, парочка абстракционистских «шедевров».

Мебель была импортной. Шкаф для одежды, широкая кровать, журнальный столик с детективом и женскими журналами, трюмо с различными принадлежностями для макияжа. И не только: предназначение некоторых вещей Кузьмину вообще было не известно.

– Да, похоже, многие из тех, кого считают красавицами, имеют обычную внешность. Но уход за лицом, плюс особая манера поведения, и любой мужик может попасть на крючок, – подумал подполковник. – И всё же она действительно красива, – сделал вывод Кузьмин, взглянув на портрет в рамке на столике.

Он осмотрел ящики стола. Ничего необычного – всё те же женские принадлежности.

Повернувшись к выходу, Кузьмин обратил внимание на обои слева от входа, за картиной: они имели более яркие краски, чем на остальной части стены.

– Тут другая картина висела, – перехватив взгляд, пояснил Виктор Николаевич. – Недавно её сняли, Марина попросила обновить обстановку. Вот мы и купили в художественном салоне современную живопись.

Кузьмин не понимал современного искусства. Он считал: художник это тот, кто может рисовать хотя бы чуть-чуть лучше, чем он, подполковник. А начиркать пучок разноцветных полосок на черном фоне, как на этой картине, может любой.

Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Опубликовано в Проза, просмотров: 16 209, автор: Kabanov (111/177)

Один комментарий к “Два миллиона”

  • Kabanov:

    Этот рассказ из книги: Кабанов П.Г. Случай на реке: рассказы. – Барнаул: ИП Колмогоров И.А., 2016. – 252 с.
    Рассказы написаны в жанре классического детектива. Упорство, опыт и интуиция следователя по особо важным делам подполковника Кузьмина помогают ему раскрывать самые сложные преступления.


Добавить комментарий