Kabanov

Два миллиона

– Какие дела могли быть в то время? Походы в лес? Вот фотография, когда мы ездили всем классом на озеро Шира. Кто-то из ребят сфотографировал нас в помещении вокзала. Видите: на стене панно в жанре социалистического реализма. Не забыли ещё, что это такое? К сожалению, в объектив попала только небольшая часть картины. Но я помню, что там было нарисовано. Во всю стену изображен железнодорожный мост и на нём идущие люди. По фигурам понятно: идут на работу. Видны силуэты заводских труб. А на переднем плане, как будто спускаются по ступенькам моста на железнодорожную платформу, представители разных специальностей. В центре – шахтер с отбойным молотком, слева от него – инженер в костюме, в белой рубашке с галстуком. На правой руке у него висел плащ, а в левой – небольшой чемодан. Справа от шахтера – пожилой железнодорожник и девушка-строитель в красной косынке с мастерком. Когда смотришь на такие картины, понимаешь, как много мы потеряли от того времени. Конечно, жизнь идёт, и всё, что ни делается, как говорят, всё – к лучшему. Но кое-что жаль. Посмотрите, какая уверенность в будущем у этих людей! Такими мы себя чувствовали и в реальной жизни. А теперь…

Теплова махнула рукой, как будто хотела прогнать что-то плохое, находящееся перед ней.

– Ты уж прости меня, старую!

– Ну, что вы, Нина Ивановна!

– Но сейчас вокзал стал лучше. Внутри так чисто. Какие красивые сидения! Мягкие. Пол аж блестит. А вокруг вокзала какой порядок навели! Убрали старые склады, этот грязный туалет. Даже переходной мост новый сделали рядом с вокзалом. А какой красивый памятник паровозу!

– Да, – согласился Кузьмин, – на постаменте он выглядит стремительным, как птица.

– Ладно, я продолжу. На этом снимке второй справа – это Гриша. А вот и Витя Пашин и рядом с ним Валера Фёдоров. В этом возрасте, характеры у ребят уже проявляются так, что можно представить их будущее. Может, я ошибалась, но по желанию всем помочь чувствовала: Гриша и взрослым будет добрым и отзывчивым. Увы, тяга к алкоголю сломала судьбу многим. Поскорее бы нашли лекарство от этой болезни. Сколько жизней можно будет спасти! А вот про Валеру я думала, что он станет начальником большого цеха. Так и представляла такую картину: он стоит у большого станка и что-то объясняет рабочему, а тот, в знак согласия, кивает головой.

– А каким вам показался Пашин?

– Витя учился хорошо. Он очень упорный. Оценки у него разные были, но я его считала очень способным. Не любил он только выполнять мои поручения. Другим скажешь, они сделают. А Витя ещё подумает. Мне казалось, его место в политике. А он вот бизнесом увлёкся и стал таким богатым!

Кузьмин из вежливости еще немного посмотрел фотографии, выпил бокал чая и, поблагодарив Нину Ивановну, попрощался.

Вроде особенно ничего не прояснилось, но появилась какая-то надежда. Он чувствовал: где-то близко есть разгадка, но где, пока не было ясно. Между Сомовым и Фёдоровым существует какая-то связь. И эта связь, скорее всего, тот крепыш, блондин или нет, в темных очках. Но кто это? И что ему было надо? И зачем он отравил Сомова? Что тот мог знать такого, из-за чего его лишили жизни?

Кузьмин решил вызвать на допрос Пашина. Возможно, он что-то мог заметить или услышать. Пашин приехал точно в назначенное время.

Взаимные приветствия и Кузьмин спросил:

– Виктор Николаевич! Вы с Валерием Михайловичем дружите давно и знаете большинство тех, кто его окружает. Может, у вас есть какие-то соображения? Кто мог хотеть его смерти?

– Вы знаете, я даже не представляю, кому он мог помешать. Ну, просто для этого нет никаких причин. Ни в бизнесе, ни в жизни. Он же спокойный, миролюбивый человек. Он с любым человеком пытается договориться. Я, например, не такой. Я стараюсь победить. Возможно, мы поэтому и дружим ещё со школы. Конечно, люди всякие есть. Мы думаем, человеку всё равно, а он, допустим, разозлился. Иногда люди в штыки принимают даже добро, которое им делаешь. Возможно, кого-то он обидел, не зная об этом?

– А если это было покушение на вас?

– Об этом я тоже думал. Обиженных на меня немало – у меня и бизнес такой, и сам я не мёд. Но такого накала в отношениях, чтобы кому-то захотелось меня убить, никогда не было. По крайней мере, угроз в мой адрес я не слышал. Так что, ничего не могу сказать.

Разговор с Пашиным подполковнику ничего не дал. Что делать? Если нет версий, то надо начинать с начала, и проверять все неясные моменты. Предположим, хотели убить именно Алексея Новикова. Но за что? Всё, что о нём было известно, не давало ответа на этот вопрос. Белым пятном были только часы.   Кузьмин поехал в областной центр. Там на Советском проспекте есть много дорогих магазинов, и в одном из них продавали часы.

Сидя в полицейском уазике, подполковник немного расслабился: сейчас, на время поездки, от него ничего не зависело. Его потянуло на размышления. Вот зачем людям очень дорогие часы? Они что: другое время показывают? Некоторые носят такие, что можно было других – не дорогих – купить целый ящик.

Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Опубликовано в Проза, просмотров: 14 668, автор: Kabanov (111/177)

Один комментарий к “Два миллиона”

  • Kabanov:

    Этот рассказ из книги: Кабанов П.Г. Случай на реке: рассказы. – Барнаул: ИП Колмогоров И.А., 2016. – 252 с.
    Рассказы написаны в жанре классического детектива. Упорство, опыт и интуиция следователя по особо важным делам подполковника Кузьмина помогают ему раскрывать самые сложные преступления.


Добавить комментарий