Kabanov

Беда одна не ходит (детектив)

Оформив протокол, подполковник подвёз опергруппу обратно в отдел, а сам поехал в университет. Он надеялся там узнать всё об Авдееве, его друзьях и знакомых. Вдруг найдётся и  мотив убийства.

Дежурный вахтёр в полувоенной форме объяснил Кузьмину, как пройти на кафедру.

Когда подполковник открыл дверь,  девушка перестала стучать по клавишам компьютера и вопросительно посмотрела на него.

– Вам кого?

– Мне заведующую кафедрой, – Кузьмин показал своё удостоверение.

Пока она пыталась прочитать, Кузьмин успел её разглядеть: «Симпатичная».

Он заметил: с недавних пор все молоденькие девушки стали казаться ему симпатичными. А в молодости он различал красивых и не очень. Потом догадался в чём дело: «Старею!»

Девушка вышла и вскоре вернулась вместе с женщиной лет пятидесяти. Она, улыбаясь, шла навстречу подполковнику.

­– Прошу вас, Александр Леонидович, – показала она на стул, – не возражаете, если предложу кофе? Света, организуй, пожалуйста.

Немного удивившись такой осведомлённости директора и  секретаря (вроде не знакомы), – подполковник  от кофе решил не отказываться – такие мелочи создают благоприятную атмосферу для разговора.

Антонина Витальевна сняла несколько папок  с полок книжного шкафа. Кузьмин успел заметить: на каждой полке была приклеена белая бумажка, с указанием её номера. На всех ящиках стола, за которым он сидел, были такие же этикетки с фамилиями тех, чьи личные вещи там находятся. Он попытался представить: могло бы это хоть как-то помочь ему в каком-нибудь расследовании. Получилось: эти фамилии на ящиках понадобились бы, только в том случае, если бы по какой-то причине погибли все сотрудники, и следствию пришлось бы устанавливать, какие вещи в столах принадлежат каждому из них.

– Неужели на этот случай рассчитывают? А я–то думал: в мире науки и образования обходятся без глупостей. А ведь кто-то должен за всем этим следить и даже наказывать, если таких этикеток не будет. Видимо, кому-то «наверху»  нечем заняться, а власть есть. Вот и выкаблучивается, – вздохнул Кузьмин.

Заведующая, взглянув на подполковника, поняла вздох, как призыв к разговору.

–  Я правильно поняла: вас интересует Авдеев? Да, мы все потрясены его смертью. Герман Николаевич такой молодой. Он у нас работает, извините, работал второй год. Способный. Даже начал писать кандидатскую. Но недавно его руководитель звонил, сетовал: не приходит, не советуется. Он не аспирант, а  соискатель, поэтому в сроках не ограничен, но долго тянуть тоже не принято.

– Скажите, а что известно про его личную жизнь?

– Ну, как всегда, мало. Развёлся. Детей, слава Богу, не было. Второй раз не женился. Видимо, выбирал. Сами понимаете: выбор у него был. И не только в нашем коллективе.

– Как вы думаете, за что его могли убить?

– Тут я ничего не могу сказать. Разве только предположить. Насколько мне известно, он занимался нелегальным бизнесом – строил денежные пирамиды, обманывая доверчивых людей. На мой взгляд, это мошенничество, и непонятно, почему до сих пор им не занялись правоохранительные органы.

– А вы?

– А что мы? За мораль сейчас не спросишь. Каждый вправе делать что хочет. А полиция не останавливает.

– Да, что-то и у нас не так – мысленно согласился Кузьмин. – А с кем из работников он дружил?

– Особой дружбы ни с кем не водил. Разве что доцент Егоров его знает лучше других. С ним он общался чаще, чем с другими. Я сейчас его приглашу.

Как раз прозвенел звонок. Сазонова вышла и через пять минут привела начинающего лысеть мужчину лет сорока в больших роговых очках, в  сером костюме, белой рубашке с неярким галстуком.

– Константин Петрович, – представила его заведующая.

– Александр Леонидович, следователь, – привстав, произнёс подполковник. – Садитесь, мне надо задать вам несколько вопросов. Вы хорошо знали Авдеева?

– Ну, как и все. А что вас интересует?

– Вы можете предположить, кто и за что мог его убить?

– Убить?

– Ну да, он убит.

– Нет, не представляю. Но, думаю, за деньги. Мне кажется, больше ни за что другое не убивают.

– Убивают. И ещё как. Но, может, по отношению к нему вы и правы. У него была подруга?

– Да. Как-то по телефону звонила, он её назвал Викой. Я спросил, кто такая. Он сказал: Виктория Ковальская, преподаватель музыкальной школы. Но я её не видел ни разу и больше ничего о ней не знаю.

– А до неё был кто-нибудь? Или только жена?

– Трудно сказать однозначно: парень он видный, нарасхват. Менял их часто.

– Спасибо за информацию.

Кузьмин отправился в музыкальную школу. Открыв входную дверь он оказался в широком холле. Отовсюду слышались приглушённые звуки музыкальных инструментов. Пожилая женщина в коричневом халате (то ли вахтёр, то ли техничка) спросила:

– Вам кого?

Подполковник попросил позвать Ковальскую.

– А её нет. Она дома, на больничном.

– Скажите, пожалуйста, её адрес, – попросил Кузьмин. Он понял: что-то случилось и надо немедленно встретиться с этой женщиной.

 

Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Опубликовано в Проза, просмотров: 7 390, автор: Kabanov (111/177)

Один комментарий к “Беда одна не ходит (детектив)”

  • Kabanov:

    Этот рассказ из книги: Кабанов П.Г. Робинзон из «Комфорта»: рассказы. – Барнаул: ИП Колмогоров И.А., 2017. – 224 с.
    Это второй сборник рассказов автора, написанных в жанре классического детектива.
    Главный герой рассказов тот же – следователь по особо важным делам подполковник Кузьмин. Его упорство, опыт и интуиция помогают раскрывать самые сложные преступления. Читатель вместе с ним участвует в расследовании и только в самом конце узнаёт, кто же является преступником.


Добавить комментарий