Татьяна Ростовцева

Украина: комплаентность в политике как социальной медицине.

А.Н.Мусаков

Карательные операции на Востоке Украины в апреле-мае с.г. не просто вызывают сочувственные эмоции душевно здоровых людей в России и странах-интересантах по отношению к Незалежной, но и позволяют проспективно задуматься о событиях грядущих, причем, очень и очень близких – о событиях 9 мая и 25 мая с.г.
Именно чествование Дня Победы 9 мая всё более и более воспринимается сегодня на пространстве Украины и России как некий патогномоничный (наиболее значимый и определяющий болезнь) симптом, как некое ведущее обстоятельство противостояния в украинском кризисе.
В воскресенье 4 мая с.г. реально ведущий претендент на украинский президентский пост Юлия Тимошенко заявила, что именно 9 мая готовится главная провокация сезона — агрессия по отношению к ветеранам Великой Отечественной войны в Одессе. Кем готовится? Тимошенко вначале проговорилась в том смысле, что надо бы это устроить, а затем тут же отыграла: дескать, это нужно вражеской России, от них-де и ждем-с этой пакости. И это после адской акции сожжения нескольких десятков жителей Одессы в здании местного Дома профсоюзов 2 мая 2014г! Как сообщали официальные украинские СМИ, там, в здании, были обнаружены тела неких приднестровцев и россиян. Оказалось, что это совсем не так: не было там ни тех, ни других, были только жители Одессы. Но тогда зачем прозвучали эти заявления про приднестровцев и россиян? Совсем, вроде бы, непонятно. Но если вспомнить, как в ходе одной из своих двухмесячной давности пресс-конференций, посвященных отторжению Крыма от Украины, Юлия Тимошенко обозначила, как ей видится истинная посткрымская цель путинской России (отторжение от Украины еще и т.н. причерноморской «подковы» Крыма), то медийное заявление становится понятнее. Именно россиян в союзе с соседствующей с Одессой Приднестровской Молдавской республикой обвиняет сегодняшний киевский официоз в эскалации конфликта в украинском Причерноморье — в Одессе — с целью привлечения добровольческих сил из не признанного пока никем, значит, «неучтенного» Приднестровья.
В.В.Путин и автор этой статьи уже указывали эту опасную в плане эскалации зону – украинское Причерноморье. «Подкову», в отличие от Тимошенко, не называли искомой целью России, но все шесть юго-восточных областей Украины (Харьковскую, Донецкую и Луганскую, с одной стороны, и Одесскую, Николаевскую, Херсонскую, с другой), обозначали в качестве потенциально опасного в плане обострения украинского кризиса региона. Что происходит в последние четыре недели? Резкое обострение в Донбассе, с одной стороны, и в Одессе, с другой. Похоже, и Путин, и Тимошенко видят развитие процесса едва ли ни единообразно. Кто действует? Действует со всей очевидностью украинский официоз по наущению американских спецслужбовско-политических кураторов. Действующие карательными методами украинские хунтисты при этом постоянно заявляют, что это-де ответ на действия русско-российских (включая крымских, конечно) спецназовцев. Так что, получается действуют «спецуры» с обеих сторон? Тогда причем здесь народ, хоть он и не безмолвствует? Народонаселению, получается, уготована участь слепого – наблюдателя и участника — разворачивающихся событий? Циники уверенно заявят: «А что, когда-нибудь и где-нибудь было иначе?». Без немалых денег, без специальных служб произошла хоть одна властная трансформация? Народ наичаще хочет мирно жить и плодотворно трудиться, стремясь к комфорту за счет хороших заработков. Разве не так? Разве не эти стенания мы слышим от жителей Юго-востока Украины с начала очередного киевского майдана? Но власть имущим, дескать, не до обычных нормальных желаний мирно трудящихся граждан. Им нужны постоянные «перетрахивания», как образно по-белорусски говорил Лукашенко?

Страниц: 1 2 3

Опубликовано в Проза, просмотров: 3 196, автор: Татьяна Ростовцева (11/11)


Добавить комментарий