Kabanov

Либерализм и демократия

Либерализм и демократия. Эти два понятия употребляются вместе, иногда даже в названии одной партии. Но правильно ли это?
В эпоху Возрождения появилось новое представление о человеке. На смену христианскому равенству всех перед богом пришла идея равенства всех от рождения. Но тут же появились два варианта этой идеи. Первый вариант – буржуазный – утверждал право каждого на личную свободу и частную собственность. Он получил название либерализма. Его лозунг: «Я тебя не трогаю, ты меня не трогай!». На первом месте здесь стоит личность с её правами и свободами.
Второй вариант – вариант народных масс – требовал равенства имущества. Его лозунг: «Если все равны, то у всех должно быть поровну!». Или: «Если все равны, то почему у тебя больше?» Такие взгляды получили название коммунистических. На первом месте здесь интересы большинства народа, поэтому они должны быть названы демократическими. И это понятно, так как демократия в переводе с греческого означает власть народа, а не личности.
Отсюда либерализм и демократия – это противоположные понятия. В России возникшая на базе марксистских кружков партия вначале называлась социал-демократической рабочей партией (РСДРП). И только впоследствии Ленин настоял на смене названия, чтобы российскую социал-демократическую партию большевиков, выступающую за союз рабочих всех стран, не путали с социал-демократическими партиями Европы, выступивших на стороне национальной буржуазии (когда началась первая мировая война они изменили провозглашенному интернационализму и поддержали свои правительства).
Почему же либералам удаётся называть себя ещё и демократами?
Никакого объяснения, кроме того, что это стало возможным в результате господства либералов в средствах массовой пропаганды, найти не получится. Доказательством этого может быть факт конца 80-х – начала 90-х годов, когда либералам России удалось себя называть левыми. Коммунисты протестовали, но СМИ были в руках либералов.
Наименование партий левыми и правыми пошло от периода Великой французской революции, когда в парламенте того времени – Конвенте – сторонники народных масс сидели слева, а сторонники буржуазии – справа. Все годы советской власти коммунистические и социалистические партии считались левыми. Слово «правые» под действием пропаганды стало ассоциироваться с чем-то плохим. Поэтому либералы 90-х обозвали коммунистов правыми, а себя стали называть левыми. И какое-то время в обществе это не вызывало особых сомнений: раз коммунисты тормозят прогресс, значит они правые — нехорошие.
Но сейчас снова вернулись к первоначальному пониманию правых и левых. Получается, что содержание понятий определяют СМИ. Вот с их помощью либералы и перетянули на себя это красиво звучащее слово, которое к либерализму и отношения-то не имеет, а является даже противоположным по значению.
Возникнув одновременно, левая и правая идеология находятся в постоянной взаимной борьбе на уничтожение, вплоть до желания физически устранить носителей противоположной. Отсюда запреты, ссылки, тюрьмы, расстрелы. Но можно ли победить в этой борьбе? Нет, конечно, так как эти идеологии могут исчезнуть только при полном имущественном равенстве людей. Каков же выход? Ответ ясен – сосуществование. Сегодня оно осуществляется в форме многопартийности, выборности, свободы слова и т.д.
Основной принцип принятия решения сегодня демократический – по большинству. Как же учесть мнение меньшинства и каждой отдельной личности, на чём настаивает либерализм? Если мы будем принимать решения по воле одной личности – это будет либерализм, который превратится в анархию или в диктатуру меньшинства, что иногда и происходит на Западе при решении некоторых вопросов.
При определении политического пути государства, при выборе его руководящих органов такой путь недопустим. Но учет мнения меньшинства в той или иной мере возможен. В этом отношении выборы по пропорциональной системе и с меньшим проходным цензом более либерален, чем выборы по мажоритарной системе. Этой же цели соответствуют широкое публичное обсуждение принимаемых решений, доступ оппозиции к СМИ, свобода слова, собраний, митингов, шествий и т.д. В экономике рынок с конкуренцией либеральнее централизованной экономики.
Но так ли далеки эти две идеологии?
Так как в их основе лежит одна идея – идея равенства всех, то различия представляют собой крайности, которые сходятся. Если заботимся обо всех (демократия), то значит и о каждом. Если заботимся о каждой отдельной личности (либерализм), то значит и обо всех. Следовательно, отклонения от пути, удовлетворяющего всех, происходит не в теории, а на практике, когда заботясь обо всех, забывают об отдельной личности, а заботясь об отдельной личности, забывают о большинстве.

Страниц: 1 2

Опубликовано в Публицистика, просмотров: 1 231, автор: Kabanov (110/176)


Добавить комментарий