Kabanov

Воскресный вечер с Владимиром Соловьёвым: Сталинград или Волгоград?

3 февраля в передаче «Воскресный вечер с Владимиром Соловьёвым» столкнулись две идеологии. Представители одной стояли слева – А.А. Проханов, Н.М. Харитонов и М. И. Веллер. Их противники справа – Ю.С. Пивоваров, Н.К. Сванидзе и А.А. Архангельский.
Особенность идеологии в том, что она искажает действительность с точки зрения классового интереса, который может быть обнаружен в какой-либо форме личной заинтересованности. Отступление здесь невозможно, поэтому, если бы спор носил только идеологический характер, то всё началось и кончилось бы тем, что одни сказали бы, что Сталин плохой, а другие, что он хороший. Эти точки зрения хорошо выразили, каждый со своей стороны, Н.М. Харитонов и Н.К. Сванидзе.
Но любой вопрос можно обсудить не только с идеологической стороны, но и с философской, и научной. Правая сторона (интересно: их специально так поставили или они так случайно встали?) с идеологических позиций так и не ушла. А вот выступающий первым А. А. Проханов сразу взял философскую высоту. Философское видение отличается тем, что оно неопровержимо. Ему можно противопоставить другое, такое же неопровержимое, но правая сторона этого не сделала. Поэтому придирки к отдельным словам Александр Андреевич выдержал, по-философски, со спокойным выражением лица.
Более предпочтительным, конечно же, является научное объяснение. В отличие от философского оно не допускает двойного толкования. Наука одна, поэтому противник должен или опровергнуть её, или сдаться. И когда Михаил Веллер продемонстрировал научный подход, то зал поддержал его заслуженными аплодисментами. Михаил Иосифович не углублялся, но зрители почувствовали, что за его ссылками на филологию стоит научная теория, а не личный интерес.
Главный неидеологический аргумент Михаила Веллера за переименование Волгограда в Сталинград прост: это название живёт своей собственной жизнью, и не имеет отношения ни к Сталину, ни к его репрессиям. Неужели в Париже Сталинградская улица названа в честь сталинских репрессий! Реальным символом репрессий является Калыма, вот её и переименовывайте.
Беспристрастным пытался быть и журналист Андрей Архангельский, но не удержался и перешел к идеологии.
Огорчили историки. Вместо научного анализа проблемы, какие-то пугалки сталинским тоталитаризмом. Ю.С. Пивоваров даже показал, как он боялся Сталина в 50-х годах, хотя родился он в 50-м, а Сталин умер в 53-м году. Кто и как напугал тогда Юрия Сергеевича – непонятно. Вместо исторических фактов – обычные газетные штампы про миллионы загубленных Сталиным. Историкам пора бы уже называть более точные данные. Тем более, что архивы сейчас уже открыты. А Николай Карлович даже выдал на гора нечто новое. Оказывается, вторую мировую войну начал Сталин и не когда-нибудь, а 17 сентября 1939 года. Видимо у нас где-то открылись новые курсы повышения квалификации историков. Или он хотел сказать что-то другое. Но для другого должны быть и слова другие.
Что касается переименований, то в общем виде ответ должен быть такой: не надо ничего переименовывать, тогда не будет этих проблем. Переименовывая, мы ничего не увековечиваем, а наоборот. Если надо кого-то увековечить – построй и дай имя новому городу или новой улице.
Но в данном случае вопрос сложный, так как Волгоград уже третье название города. Что же делать?
При слове Антарктида у нас перед глазами айсберги и пингвины. Бразилия представляется в виде футбольной команды во главе с Пеле. У России много символов, и не всегда положительные. Будет лучше, если весь мир при слове «Россия» будет представлять Сталинград и несгибаемого русского солдата. И чтобы каждый индус или африканец мог найти на карте место, где произошла эта битва, и показать его своим детям и внукам. А разве нам самим это не надо?
Но удивляет, почему это не понимают историки с правой стороны? Видимо страх заставляет не понимать. Маленькая канавка несправедливости советского периода привела к развалу СССР. Сегодня вместо неё образовалась пропасть. К чему это приведет, никто не знает, но страх уже появился. Если в 90-е годы многие партийные руководители просто поменяли название своих должностей, то в случае повторной смены на такую мирную перестановку рассчитывать не приходится. Вот поэтому правые, не принимают любое упоминание Сталина. Хотя сам Ю. С. Пивоваров сказал, что по данным социологических исследований только два процента желают жить в сталинских условиях. Чего же тогда бояться? Не со Сталиным надо бороться, а исправлять нашу жизнь!

П. Кабанов

Опубликовано в Публицистика, просмотров: 995, автор: Kabanov (110/176)


Добавить комментарий