Kabanov

Годы надежд и испытаний

 Г.А. Кабанов

(21.01.1921 — 26.05.2012)

 

Предисловие

Мой отец, Кабанов Георгий Акимович, родился в деревне Елатменка в Башкирии. Она находилась в пяти километрах вправо от деревни Сокалы, что в сорока километрах от Раевки (официально поселок Раевский, райцентр Альшеевского района) по дороге на Стерлитамак.
В детстве я спрашивал отца, почему деревня называется Елатменка. Отец объяснял, что так называлась деревня под Бугурусланом, из которой в начале века переехал в Башкирию его дед, мой прадед Василий Иванович Кабанов. Он со своей семьей и еще несколько других семей, купив у башкир землю, поселились на берегу речушки, которую назвали Сухой Кизыл (впадает в Уршак). Рядом, километрах в двух протекал Мокрый Кизыл.
Может быть раньше, а может быть позже по соседству появилось еще несколько деревень: вниз по речке — Бокла, вверх — Ключовка, Константиновка (официально Ново-Константиновка), на Мокром Кизыле — Березовка (здесь родилась моя мама) и Тавричанка. Отец объяснил происхождение их названий: Березовка была названа по березовой рощице рядом с деревней, Тавричанка так называлась потому, что там жили выходцы из Таврии. Наверное, это они да еще украинцы из Константиновки научили жителей соседних деревень белить дома, красить темно-красной глиной завалинки и петь украинские песни. Но происхождение названия той оренбургской Елатменки отец не знал, и это для меня оставалось загадкой.
Мне было уже за тридцать и жил я уже в Анжеро-Судженске, когда в руки попала книга Льва Успенского «Ты и твое имя». Успенский замечает, что люди не любят без надобности давать имена и называют речки просто водой или рекой. Я вспомнил фильм «Дело было в Пенькове», когда дед на вопрос внучки «Как звать кошку?» ответил: «Кошка, она и сеть кошка, кошка фамилии не имеет». И в нашей семье кошку тоже никак не называли. Понял я и то, что Сухой и Мокрый Кизыл — это названия, которые дали русские переселенцы, чтобы отличить похожие речки — в Мокром Кизыле было немного больше воды. Сами жители Елатменки речку просто называл Кизылом. Но у этих речек было свое название — башкирское. И я помню, что видел в 60-х годах карту Башкирии с этими названиями. До сих пор мне не удалось найти эту карту. А ведь «кизыл» переводится на русский как «красный». Это значит, что у этого прилагательного были разные существительные, выражающие отличие этих двух речек.
Читаю Успенского дальше. Оказывается, старые русские города имели название с окончанием на «о» — Иваново, Калиново. Русские люди — землепашцы, когда в окрестностях не хватало земли, часть семей переселялась дальше в леса, выжигала территорию под пашню, а свое поселение называли по старому, но уменьшительно — Ивановка, Калиновка.
Тут меня и осенило: наверное, название Елатменка произошло от большой Елатмы. В атласе России нашел город Елатьма Касимовского района Рязанской области. Самая глубинка России. Вот откуда мои предки!
Но у одного из родственников местом рождения была записана не Елатменка (правильнее было бы Елатьменка, с мягким знаком), а Елатомка. Сначала я думал, что это ошибка. Но потом в другой энциклопедии нашел город Елатьма, а в скобках стояло «Елатом». То есть это было одно и то же название. Но пока я не знал, как это объяснить.
О том, как я искал родину своих предков, я написал заметку и отправил ее в районную газету в город Бугуруслан в надежде, что кто-нибудь откликнется. Но реальность превзошла мои ожидания. Редактором газеты оказалась Вера Георгиевна Кабанова. А ее отец, тезка моего отца, написал книгу «Мы – переселенцы». (Оренбург. Печатный Дом «Димур», 1999.) Ему удалось по архивным материалам восстановить события 1797 года, когда жители села Царево (второе название Беляково) в то время Елатомского уезда Томбовской губернии [сейчас относится к Рязанской области], получив разрешение, собирались переселяться в черноземье Оренбуржья. Они были старообрядцы и уже не первый раз переселялись, уходя подальше от властей. (По одной версии Елатьма в переводе с угро-финского — место, удобное для проживания, по другой — имя мещерской княгини.). Начальство прислало писаря, чтобы переписать переселенцев, иначе оренбургский губернатор не смог бы сообщить о водворении на новые земли. А дальше процитирую по книге.
«Тихо напевая к столу подошел кудрявый щеголь с ушанкой набекрень.
— Ты что, бражничаешь что ли? — недовольно спросил писарь.
— Да нет, — вступился староста, — он петь великий мастер, прозывается Ронжа — это птица лесная, по-другому называют ее лесной воронок. Он Михаил, сын Алексея. Писарь задумался, прежде чем произнести фамилию певца и нараспев сказал: «Ронжин».
Подбежал суетливый мужик и обращаясь к писарю, произнес несколько раз:
— А кады сев?

Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Опубликовано в Проза, просмотров: 78 314, автор: Kabanov (112/178)


Добавить комментарий