Kabanov

Коммунизм: идеология и практика

. Так государство жертвует армией и сохраняет жизни остальных; командир посылает на верную смерь небольшой отряд для отвлечения противника и тем самым выигрывает сражение. Живой мир тоже полон подобных примеров. Так часть клеток желудка постоянно гибнет в растворе соляной кислоты (желудочный сок), чтобы обеспечить пищеварение. Ящерица, чтобы избежать смерти, отбрасывает свой хвост. Вряд ли ей приятно в этот момент. Любые общественные системы несовершенны. И прав Александр Зиновьев, что капитализм и социализм – это лишь способы борьбы с попытками личности использовать в своих интересах преимущества общественной организации жизни. И когда сегодня говорят, что коммунистические меры надо убрать, значит кто-то хочет присвоить то, что ему не принадлежит. Может быть, нам подошёл бы китайский вариант? Некоторые же считают, что в 90-е годы он был бы для России спасением. Возможно. Но Китай, когда начал реформы, представлял собой крестьянскую страну. Когда разрешили семейные кооперативы, была решена проблема продовольствия, улучшилась жизнь значительного количества населения. Россия в 90-е – промышленно-развитая страна, где три четверти городское население. Надо было проводить структурные изменения в промышленности, переходить на новые технологии. Возможно было сделать безболезненно? Теоретически возможно. Но маловероятно. Представьте такую картину. В городе проходит пленум горкома КПСС, на котором первый секретарь предлагает закрыть градообразующее предприятие, ещё хлебозавод, швейную фабрику и кое-что ещё. Что ему сказали бы? Выходит, то, что произошло в 90-е годы, было неизбежным? Конечно не всё, но в основном да. Опять трагический вариант. Людей, конечно, жалко, но государство дороже. Капитализм с его волчьими законами – задавить конкурентов, сбыть товар любой ценой, сократить зарплату и количество работников – тоже гибельный путь. Маркс утверждал, что такой путь не соответствует общественной сущности человека. При общественном характере производства трудно оценить, чей вклад в производство товара больше – он сделан всем обществом, в нём застыли усилия не только хозяина предприятия, но и учителя, который учил весь коллектив, и врача, который лечил их всех. Но сегодня хозяин получает миллионы, а учитель – прожиточный минимумы. И без Маркса понятно, что так не может долго продолжаться, когда один живёт от зарплаты до зарплаты, а другой не знает, куда спрятать мешки с деньгами (это не образ, такое иногда показывают по телевидению). Возможен ли коммунизм хотя бы в будущем? В условиях сегодняшних представлений о счастье и благополучии – вряд ли. Даже не в каждой семье царит мир и согласие: дети спорят между собой из-за игрушек, родители с детьми из-за денег – чего только не бывает. Потребности человека безграничны: дай человеку миллион, захочет два, дай сто миллионов, захочет двести. Разве сейчас возможно дать каждому столько, сколько есть у какого-нибудь олигарха? Нет, конечно. А ведь всем хочется сейчас и сразу. Значит, надо либо дождаться, когда это станет возможным (в марксизме говорили: когда разовьются производительные силы, способные обеспечить эти потребности людей), что нереально; либо снизить сами потребности до разумных пределов, до того, что золото, бриллианты и т.п. вообще перестанут быть ценностью для людей. То есть должна радикально измениться шкала ценностей. На первом месте должно стоять то, что делает человека человеком – его способность и возможность творить на благо общества и радоваться результатам своего труда. Человечество идёт по этому пути, но медленно, с откатами. Когда-то все члены племени весь день были заняты добыванием пищи, но в результате разделения труда удалось повысить его производительность и часть людей высвободить для других занятий. Так появились города и городское население, ремесла, техника. В России в начале ХХ века в сельском хозяйстве ещё было занято почти 90% населения и всё равно периодически был голод. Но в середине ХХ века численность городского населения уже превышала половину населения, а голодных лет уже не было. Сегодня в странах Западной Европы сельским хозяйством заняты около 4% . В России из-за климата – больше. Но процесс идёт. То же самое должно произойти и с промышленностью. Если в ней только 4 процента (а может и меньше) будут обеспечивать все потребности в промышленных товарах, у людей появится свободное время – главное богатство человека по Марксу. Вот тогда и появится возможность осуществить принцип: «от каждого по способностям, каждому по потребностям». Если бы социалистический эксперимент в нашей стране продолжался, то по мере роста производительности труда сокращался бы рабочий день, увеличивался ежегодный отпуск, росла зарплата, снижались цены, улучшалось бы качество медицинских и прочих услуг (что в общем-то и происходило в СССР). Но сейчас мы пошли по другому пути: увеличение производительности труда приводит к сокращению работников, к росту безработицы и нищеты

Страниц: 1 2 3 4 5

Опубликовано в Публицистика, просмотров: 3 017, автор: Kabanov (111/177)


Добавить комментарий