Kabanov

Капсулы для мэра (детектив)

– Есть, Александр Леонидович, есть!

То, что увидел Кузьмин, его обрадовало: на экране были видны два мужских силуэта. И хотя они появляются только на мгновение и лиц плохо видно, определить, кто это, будет делом техники.

– Давай, Михаил, отправь на экспертизу.  Пусть выжмут, что смогут, и напечатают фотографии.

– Это комната отдыха мэра. А как с окнами его кабинета?

– Пока все проверенные машины были без регистраторов. Осталась одна. Хозяин уехал на рыбалку, а куда – неизвестно. Жду. Хозяйку предупредил.

 

Эксперты постарались увеличить резкость снимков на регистраторе. Когда были сделаны фотографии силуэтов, стало ясно, в комнате отдыха был человек, похожий на Ярцева. Регистратор показывал точное время.

Экспертиза серого вещества, прилепленного под столом, установила: это прополис – продукт пчеловодства, используется в народной медицине как противомикробное средство. Кузьмин вспомнил: в тот день Ярцев что-то жевал. И когда у Ярцева сняли отпечатки пальцев, сомнения отпали: именно он в момент смерти мэра находился в его кабинете.

Кузьмин представил, как Ярцев заходит к Кожевникову. Мэр приглашает его в комнату отдыха, предлагает кофе. Ярцев соглашается и в какой-то момент (может быть, когда брал чашку из серванта) успевает поменять коробочку с лекарством. У него болят зубы, и он жуёт прополис. Куда-то его надо деть – пить кофе с ним не получится. Он вынимает его изо рта и приклеивает под столом. В приёмную входит Фролов и стучит в дверь кабинета. Мэр выходит на стук из комнаты отдыха, они садятся за большой стол, начинают разговор.  Затем мэр  уходит в комнату отдыха, принимает лекарство и возвращается. Договаривается с Фроловым. Тот встаёт, чтобы уйти, Кожевников пытается обнять, но тот его отталкивает. Мэр падает, теряет сознание. Фролов выходит в приёмную, вызывает «скорую». Ярцев быстро вытирает свои отпечатки с чашки, ставит её в сервант. Ждёт за дверью. Когда начинается суматоха, выходит из комнаты и смешивается со всеми ещё до прихода дежурного полицейского.

Всё происходит очень быстро. Ярцев рискует. Значит, для него это очень важно. Почему? Зачем он это делает? Мотивом могло быть нежелание Кожевникова выдавать свою дочь за сына Ярцева. Мэр слишком любил свою дочь и, видимо, считал жениха недостойным её. Ярцев, убирая мэра, решает проблему. Но как это доказать? Ярцев может сказать: да был там, да пил кофе, ну и что? Почему не сказал сразу? Побоялся: не сможет доказать, что убийца не он.

К тому же, почему не считать убийцей Фролова? Только потому, что он отрицает? Если он хороший человек, то это не значит, что у него не могло быть мотива. Он мог злиться на мэра, приготовить ему смертельное лекарство. Но он же не мог его подменить  – в комнате отдыха находился Ярцев. Если до того, как уехал, то почему мэр не отравился раньше? Надо думать!

Но думать не дал телефонный звонок. Звонил  полковник Захаров:

– Ну, что там у тебя? Есть новости? Меня тут уже достали: и Москва, и область.

­           – Михаил Васильевич, возможно, завтра что-то прояснится. Сегодня пока проверяю версии.

– Поторопись! Надеюсь на тебя.

 

Кузьмин ждал на допрос вызванного повесткой Ярцева. Тот прибыл вовремя. Его лицо каждое минуту выражало разные чувства. Спросил о причине вызова. Вопрос прозвучал как упрёк начальника (зам главы, как-никак), но на предложенный стул садился уже неуверенно.

– Александр Владимирович, – начал подполковник, – нам нужен ваш комментарий вот к этому снимку. Это кадр с регистратора автомобили в тот момент, когда вы встречались с Кожевниковым. Указано время. А вот отпечатки ваших пальцев с жвачки, найденной под столом в комнате отдыха. Экспертиза показала: она была приклеена к столу в то же утро. Вы же говорили, что с мэром не встречались. Как вы это объясните?

Ярцев, вначале сидевший прямо, согнулся. Потом вдруг начал почти скороговоркой:

– Я не убивал мэра. Да, я был утром у него. Мы с ним обсуждали план ремонта дорог. Он предложил мне кофе.  У меня болел зуб, и я жевал прополис. Куда его деть? Вот я и прилепил его к доске снизу. Потом выпил кофе. Когда пришёл Фролов, Валерий Валентинович вышел к нему. Потом снова зашёл, выпил лекарство и вернулся к Фролову. Я ждал,  слышал их  разговор. Потом закричали: Кожевников мёртв. Стало ясно: я тоже попадаю под подозрение. Испугался, конечно. Вытер платком чашку и поставил её в сервант. Когда все забегали, вышел, сделал вид, что только подошёл. Сейчас мне стыдно за этот испуг, но я не убивал. Зачем мне это? Вы же знаете, мой сын дружит с его дочерью.

– Но Кожевников не хотел выдавать свою дочь за вашего сына! Разве это не мотив – убрать того, кто мешает счастью сына?

– Мой сын сам бы решил эту проблему.

– В каком смысле?

– За ним много девчонок бегало. Он выбрал её, и у них это взаимно. Родители тут вряд ли смогли бы помешать. По себе знаю.

– Насколько я понял, Кожевников был настроен решительно. Он вам ничего не говорил?

Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Опубликовано в Проза, просмотров: 9 847, автор: Kabanov (111/177)

Один комментарий к “Капсулы для мэра (детектив)”

  • Kabanov:

    Этот рассказ из книги: Кабанов П.Г. Робинзон из «Комфорта»: рассказы. – Барнаул: ИП Колмогоров И.А., 2017. – 224 с.
    Это второй сборник рассказов автора, написанных в жанре классического детектива.
    Главный герой рассказов тот же – следователь по особо важным делам подполковник Кузьмин. Его упорство, опыт и интуиция помогают раскрывать самые сложные преступления. Читатель вместе с ним участвует в расследовании и только в самом конце узнаёт, кто же является преступником.


Добавить комментарий