Kabanov

Капсулы для мэра (детектив)

На столе мэра – толстая записная книжка, настольная ручка, часы.      Снимок комнаты отдыха. Дверь в неё, если стоять у входа в кабинет,  посетителям не видна – она находится за книжным шкафом. В самой комнате – кожаный диван у стены. Перед ним – стол. За ним – два кресла, у стены – сервант с посудой и телевизором в нише, рядом – холодильник и кулер.

Что в заключении эксперта?  На столе отпечатков нет. В серванте – картонная коробочка из-под сердечного лекарства. А в кармане мэра – стеклянный флакон с капсулами. На коробочке и на флаконе – отпечатками пальцев мэра. Обычно, когда начинают использовать лекарства, коробочку выбрасывают. Значит, мэр был аккуратным человеком и возвращал флакон на место. Но, в тот момент, видимо, поторопился выйти к посетителю: выпил лекарство, но на место возвращать не стал, а сунул его в карман.  Лекарство отправлено на экспертизу.

Что дальше? В одной из чашек  – следы свежего кофе, но отпечатков пальцев на ней нет, зато на другой – отпечатки мэра. Чашку или сполоснули, или из неё пили только воду. Видимо, Кожевников запил из неё лекарство. Странно: кто же пил кофе, поставил чашку в сервант и при этом не оставил отпечатков? Неужели мэр приготовил кофе для Фролова, а тот потом стёр отпечатки? Не мог же сам мэр их стереть. Зачем?

Может быть, в то утро здесь был кто-то другой?

Какие есть отпечатки вообще? На столе и дверях кабинета – тех, кто туда входил в тот день: Холодова, Фролова и самого мэра. В приёмной, ещё нашли «пальчики» Анфисы, а вот на столе и креслах в комнате отдыха – никаких. Стёрла уборщица? Вполне может быть. Надо выяснить: когда она убирала.

Но в комнате отдыха отпечатки всё же нашли, но не на чашках, а на кусочке серого вещества, найденного под столом. Оно было прилеплено к доске. Так иногда поступают студенты со своей жвачкой. А вот кто оставил его здесь?..

 

Явился старший лейтенант Будько, которому Кузьмин поручил проверить телефонные звонки и биографию  Фролова.

– Александр Леонидович, я выяснил: Фролов никакие театральные кружки не посещал. В институте занимался в секции самбо. В соревнованиях не участвовал, скорее всего, учился для самообороны.

– А как в семье?

– По словам соседей, семья хорошая. Он – заботливый муж и отец.

– Что с телефонами?

– Распечатку я принесу. Но пока ничего подозрительного, всё – как в показаниях.

– Ладно, Михаил, проверь его контакты с криминалом. И ещё: я изъял записи видеонаблюдения, что установлено на здании администрации. На одной видна стоянка напротив. Посмотри и разыщи владельцев: надо проверить регистраторы всех автомобилей, что утром там стояли. Конечно, они есть не у всех. Но, может, нам повезёт. И ещё: окна комнаты отдыха выходят на другую улицу. Там тоже ставят машины. Надо установить, кто стоял там в то утро. Сам знаешь, как.  Может, владельцы что-то видели. Их регистраторы тоже надо проверить. Это очень важно.

– Будет сделано, товарищ подполковник.

 

Судмедэксперт Склявин принёс заключение.

– Что-нибудь нашёл, Георгич?

– Читай!

– Яд?! Вот это да! – воскликнул подполковник. – Значит, убийство! А я думал: «обойдёмся» сердечным приступом.

– У него больное сердце, и он принимал лекарство в капсулах. Этот яд в крови не обнаруживается. Он и подействовал не сразу, а только когда растворилась оболочка.  Вот заключение по обнаруженному веществу.

– Все капсулы с ядом?

– Все.

По лицу Кузьмина можно было почти прочитать вопросы, которые он задавал себе в этот момент.

– Неужели Фролов солгал? Выходит, он подсунул ему эти капсулы, заменив коробочку, из которой Кожевников обычно принимал лекарство? Не похоже: он и коробочку, и флакон забрал бы с собой. Тем более, что экспертиза яд в крови не смогла бы обнаружить, и смерть объяснили бы сердечным приступом. Что-то или кто-то помешал ему это сделать? Может, он не заметил, куда мэр дел флакон, и не смог его найти? Тогда его поездка была попыткой создать алиби, и кто-то другой  выполнил его поручение? Тогда зачем он сам пришёл? Уничтожить улику – снова поменять флакон с капсулами?

Но так могло быть только, если Кожевников принимал лекарство не регулярно, а только в случаях недомогания. Тогда капсулы подменить мог кто угодно. Если же мэр лекарство пил ежедневно, то должен был умереть, как только принял его. В этом случае преступником может быть только тот, кто входил в кабинет утром или накануне вечером.

Надо выяснить, как давно мэр начал принимать это лекарство. Может быть, жена или Анфиса знают?

Но если не Фролов, то кто? Ярцев? Но и он должен был прийти до Фролова, и коробку с ампулами  забрать сразу, как только мэр упал, а бизнесмен ушёл. Но может, на это и расчёт, что мы так подумаем? Или тоже не мог по какой-то причине?

– Что, не сходится? – спросил Склявин.

– Знаешь, пока пусть останется версия сердечного приступа. Преступник надеется, что анализ крови не покажет отравления и успокоится.

– Как знаешь.

– Ну, спасибо, Георгич. Подкинул ты мне работку.

– Чем могу!

– Да уж.

Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Опубликовано в Проза, просмотров: 9 839, автор: Kabanov (111/177)

Один комментарий к “Капсулы для мэра (детектив)”

  • Kabanov:

    Этот рассказ из книги: Кабанов П.Г. Робинзон из «Комфорта»: рассказы. – Барнаул: ИП Колмогоров И.А., 2017. – 224 с.
    Это второй сборник рассказов автора, написанных в жанре классического детектива.
    Главный герой рассказов тот же – следователь по особо важным делам подполковник Кузьмин. Его упорство, опыт и интуиция помогают раскрывать самые сложные преступления. Читатель вместе с ним участвует в расследовании и только в самом конце узнаёт, кто же является преступником.


Добавить комментарий