Kabanov

Вопросы совершенствования методологической культуры педагога

Как равнозначное понятию «методология» используется понятие «логика научного исследования» (П.В. Копнин). [40] Оно разрабатывается в рамках логики науки — дисциплины, применяющей понятия современной формальной логики к анализу систем научного знания. Выдающийся вклад в её разработку внесли Б. Рассел, Л. Витгенштейн, К. Поппер. В нашей стране исследованиями по логике науки занимались П.В. Копнин, И.С. Ладенко, А.И. Ракитов, Г.П. Щедровицкий. Обнаружение общих логических структур различных в содержательном отношении научных теорий открывает возможность для перенесения идей и методов одной теории в область другой, то есть для их использования в качестве методологических установок при построении новой теории. В этом случае логика научного исследования и выступает в качестве методологии. Но область применения данного понятия ограничивается научными исследованиями, по определению. Но наше мышление, а следовательно, и познавательная деятельность определяются правилами логики. Логикой также называется совокупность взаимосвязанных идей, которыми определяется и практическая деятельность человека.             Последовательность основных этапов исследовательского поиска и конкретных его шагов тоже называется логикой — логикой научного исследования. Способность логики быть методологией обосновал Гегель. Об этом свидетельствует вторая часть его знаменитого утверждения: «Всё действительное разумно, всё разумное действительно». В ХХ веке логический анализ стал главной методологией неопозитивизма. Об этой роли логики говорит положение Витгенштейна.: «Логика не учение, а отражение мира»[41] которое нужно понимать как утверждение того, что логика — способ конструирования, она задает «строительные леса», которые определяют общие принципы построения картины мира.[42] Логика тоже может выполнять роль методологии в тех случаях, когда она определяет направление и способы практической и познавательной деятельности человека, так как правила логики универсальны и имеют всеобщий характер. Методологию тоже можно свести к простому выведению одних высказываний из других, как это происходит в логике. Логика может совпадать с методологией, и тогда вместо понятия «логика» используется понятие «методология». Поэтому исследователи включают овладение логикой в содержание методологической культуры, считая при этом, что формирование и совершенствование методологической культуры немыслимо без овладения законами, формами и средствами правильного мышления.[43]

Логика не тождественна методологии, так как деятельность человека может противоречить правилам логики, но иметь при этом свою методологию. Это обстоятельство очень важное в понимании сущности методологии. Если бы методология была только логикой, то всё научное познание вращалось бы в рамках одной логической системы. Но развитие науки есть выход за рамки этой системы, нарушение её логики, переход к логике другого порядка. При этом меняется представление и о том, что считать истиной. Так происходит при появлении новых философских систем. Например, философия Тертулиана для обоснования христианских догматов предложила совершенно новую логику, логику веры. Его методология представлена в приписываемом ему выражении: «Верую, потому что абсурдно». Эта методология взята человечеством на вооружение и используется до сих пор в тех случаях, когда жизненные устремления людей расходятся с существующими порядками, представляющими собой воплощение логики данного общественного строя.

В качестве методологии деятельности может выступать закон. Закон выражает объективно существующие устойчивые, необходимые, существенные связи, поэтому следование закону — это условие успешной деятельности. В данном случае речь идет о научных законах. Деятельность педагога не может противоречить педагогическим законам, и следование им можно было бы рассматривать как осуществление законами методологической функции. Может быть, в педагогике есть основной закон или группа законов, которые и будут являться методологией педагогической деятельности? Несмотря на то, что в педагогике вопрос о существовании таких законов является спорным, предположим, что объективно они существуют. Например, Г.И. Рябов, проанализировав имеющиеся определения закона, предлагает следующее: «Обучение (как процесс целенаправленной передачи социального опыта) эффективно в меру учета гностических характеристик каждой из его формант — познающего субъекта, познаваемого объекта, организующей обучение среды».[44] Этот закон требует от исследователя и педагога-практика учитывать взаимодействие обучающего, обучаемого и изучаемого объекта. Это требование является обязательным для исследователя и практика, то есть может рассматриваться как методология их деятельности.

Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Опубликовано в Наука, просмотров: 69 970, автор: Kabanov (112/178)


Добавить комментарий