Kabanov

Вопросы совершенствования методологической культуры педагога

В итоге Гессен делает вывод о необходимости синтеза педагогических систем Фребеля и Монтессори. Но чтобы избежать опасности вырождения игры в забаву (к чему вела методология Фребеля) и в пассивное механическое упражнение (к чему вела методология Монтессори), Гессен указывает выход: «Игра, оставаясь игрой, должна быть вся пронизана будущим уроком».[235] А для этого педагог должен не выполнять рецепты Фребеля и Монтессори, а «беспрестанно творить».[236]

Гессен подчеркивает: «Урок должен оставаться уроком, то есть содержать всегда точную и определенную цель работы, быть только пронизанным творчеством и к нему устремленным, но не переходить в него преждевременно».[237] Такой подход и реализуется, по его мнению, в трудовой школе: «Трудовая школа, даже когда она исходит из труда, имеющего производственное хозяйственное значение, полагает в центре даваемого ею образования уже не интересы самой профессии (ремесла или занятия), а интересы личности образовывающегося».[238]

Здесь и проявляется методологическая культура Гессена как педагога. У него всё подчинено образованию личности: «При трудовом образовании узкая практическая деятельность приобретает всеобщее значение, понимается как органическая часть всей целокупной жизни природы и человечества и потому служит источником общего образования личности».[239] На этой основе Гессен критикует подход Блонского, который, считал, что нынешняя эпоха есть эпоха машинного производства, поэтому всё образование трудовой школы должно сосредоточиться вокруг индустриального труда.[240] Гессен утилитарное, практическое считает только исходным пунктом образования.

Трудовую школу Гессен противопоставляет и пассивной традиционной школе, в которой «много говорящий, всё показывающий учитель и пассивно воспринимающий разрозненный в одинаковой работе класс».[241] Идея трудовой школы дает ему возможность ставить и решать проблемы содержания образования. Он выступает против многопредеметности учебных планов, против разбухания программ учебных предметов, так как главное, по его мнению, не увеличение объёма знаний, а овладение методом их добывания.[242]             Настаивая на творческом характере педагогического труда, Гессен считает необходимым создание условий для его постоянного совершенствования. Для этого необходимо широкое развитие издательского дела, курсы повышения квалификации учителя, правовая защищенность учителя в случае расхождения его педагогических взглядов с взглядами власти.[243] Высокий уровень методологической культуры он демонстрирует при рассмотрении проблемы свободы ученика и школьной дисциплины. Свободу он видит в добровольном ограничении своего Я в пользу сверхличных целей. Для доказательства этого он сравнивает развитие ребенка с развитием человечества. У человечества он выделяет три этапа развития: подчинение силе обычая, подчинение силе закона и добровольное следование долгу. У ребенка им соответствуют подчинение силе, подчинение авторитету, свободное подчинение закону долга. Отсюда задачу школы Гессен видит в том, чтобы, подчиняясь школьной дисциплине, дети учились не послушанию власти, а следованию веления долгу. Для этого он предлагает только общий принцип: все требования должны быть оправданы условиями пребывания в школе, а поэтому они будут восприниматься учеником, как будто он их сам себе предъявил.[244]

Рассматривая проблему наказания, Гессен обнаруживает и логическую ошибку педагогов, признающих принуждение и отрицающих наказание, и непонимание ими сложности механизма наказания, зависимости его от возрастных особенностей воспитанника. Нарушение логики он видит в том, что наказание есть одна из форм принуждения, и поэтому признающий принуждение уже заведомо признает и наказание.[245]

Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Опубликовано в Наука, просмотров: 69 969, автор: Kabanov (112/178)


Добавить комментарий