Kabanov

Вопросы совершенствования методологической культуры педагога

Эту же методологию он применяет для определения национального в искусстве, науке. По его мнению, стремление сказать непременно национальное ведет к его утрате, так как отвлекает от самобытного выполнения наднациональных задач, и, наоборот, кто не сужает свое творчество нарочито национальным, создает образцы подлинно национального искусства и науки.[222]

Указывая на ошибочную, по его мнению, методологию Руссо, Гессен находит ей исторические параллели. Так, у Руссо попытка сохранить личность в условиях развития культуры, усиления внешнего воздействия среды ведет к отказу от культуры, возвращению к природе. Гессен напоминает, что подобное решение было дано киниками в Древней Греции в период бурной критической эпохи и Францисском Ассизским в его проповеди нищеты в условиях усиленного культурного обмена между Западом и Востоком, вызванного крестовыми походами.[223] Гессен указывает и на причину этих ошибочных решений — это стремление обрести вновь свою целостность и свободу, для чего и необходимо сбросить с себя всё внешнее, чтобы не следовать ему, а вновь владеть самим собою.[224] Примером подлинной свободы Гессен считает поведение Сократа. Методология, которая ведет Толстого и Руссо к ошибкам, — это их отрицательное понимание свободы.

Рассматривая игру как характерную для детства деятельность, Гессен выделяет методологические установки педагогических учений, которые базируются на этом положении. Эти методологические установки есть различные теории игры: теория отдыха, теория избытка сил и теория упражнения или самовоспитания. Гессен показывает, как представления об игре выполняют методологическую роль в педагогических теориях. На первом этапе педагогические теории игнорировали игру как воспитательное средство, так как игра считалась забавой, а не делом. На втором этапе педагогика стала считать, что игру можно использовать для образовательных целей (теории Спенсера). Затем в теории Гросса уже утверждается, что игра имеет глубокий жизненный смысл, ибо играя, ребенок готовится к работе.[226] А Фребель уже сформулировал современное отношение к игре и задачу первоначального образования видел в организации игры.             Методологическая культура Гессена проявляется в признании необходимости руководствоваться в педагогической деятельности различными установками, обеспечивая их единство. Так, он утверждает, что философия и психология игры не противоречат друг другу, но находятся в гармоничном согласии: «Воспитатель ребенка должен сочетать поэтому глубокие знания его психофизического организма с философской интуицией той цели, которую он должен достичь своим образованием».[227]

Гессен подробно показывает, как педагог должен руководствоваться методологическими установками в организации игр детей,[228] как обеспечить дисциплину с учетом их возрастных особенностей.[229] Например, пока ребенок не знает должного, подчиняется силе, нужно наказание сделать естественным следствием его проступков.[230]

Гессен, анализируя конкретные педагогические системы, показывает, как философия выполняет методологическую роль в педагогике. Например, педагогическая система Фребеля имеет в качестве методологии философию Шеллинга. Тождество природы и человека определяет задачу педагогики — развитие присущих от рождения инстинктов. Идея Шеллинга о том, что культура не только продолжение природы, но и её раскрытие, ¾ трансформируется в задачу педагогики — помочь раскрыться способностям человека и перейти «от нерасчлененного единства к расчлененному единству многообразия».[231] Отсюда и роль игры, материал которой должен таить в себе единство многообразия и развивать все способности ребенка.

Методологическую роль психологии и физиологии в педагогике Гессен показывает на примере педагогики Монтессори, которая на основе своих знаний указанных дисциплин, подбирает соответствующий материал для развития конкретных качеств ребенка.[232]

Методологическая культура Гессена проявляется и в том, что, найдя недостатки методологических установок педагога, он не отбрасывает их, а ограничивает, определяет применение этих методологических установок. Так, указывая на ограниченность педагогической системы Монтессори, Гессен замечает: «Различение оттенков цветов [что стремится добиться Монтессори] может сочетаться с полным непониманием живописи и рисунка».[233] Однако Гессен признает необходимость развития данной способности (различение цветов), но не в ущерб целостному образованию. Он видит заслугу Монтессори в том, что она «первая дает научно разработанную систему материала детских занятий, упражнения с которыми должны развивать и даже изощрять органы восприятия и двигательные аппараты ребенка и тем подготовить его психологический организм к будущей работе».[234]

Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Опубликовано в Наука, просмотров: 69 976, автор: Kabanov (112/178)


Добавить комментарий