Kabanov

Вопросы совершенствования методологической культуры педагога

Более высокий уровень методологической культуры Гессен демонстрирует, излагая собственное решение проблемы взаимоотношения свободы и принуждения. Гессен отвергает принуждение, основанное на власти, и свободу, как произвол. Он находит способ соединения этих двух противоположных установок. Они объединяются в понятии «дисциплина». Дисциплина — это принуждение, но принуждение, которое не может быть без свободы, так как обращается к собственной воле и разуму подвластных. Это решение является методологией философского уровня, оно является установкой для общего направления педагогического решения проблемы. Для конкретных педагогических рекомендаций необходима методология педагогических действий.

Конечно же, Гессен за свободное воспитание, но для этого ему еще нужно преодолеть то понимание свободы, которое было у Руссо и Толстого. Гессен дает свое понимание свободы. Свобода — это не произвольность и случайность в действиях человека, так как такие поступки детерминированы обстоятельствами, внешней средой, в этот момент сам человек пассивен. Поэтому в таких поступках свободы нет. «Свободные действия в подлинном смысле этого слова отличаются устойчивостью, самобытностью по отношению к изменчивым влияниям среды и даже отчасти возможностью предвидения. Именно про свободного человека я могу сказать, что он не сделает того-то и того-то, не подчинится тому-то, не согласится с тем-то».[211]

Но свобода не может быть необходимостью, иначе это не свобода. Предвидеть то, что свободный сделает с уверенностью, нельзя, «потому, что свободный человек поступает так, как до него никто не поступал, действует совершенно по-новому, так как до него никто не действовал и как только он единственно может поступать».[212] «Поэтому свобода не есть произвольный выбор между несколькими уже данными в готовом виде, хотя и возможными только путями, но создание нового особого пути, не существовавшего ранее даже в виде возможного выхода».[213] Такое понимание свободы даст ему возможность доказать необходимость национального воспитания и образования, так как «свободные действия носят устойчивый характер, кроют в себе некоторую внутреннюю последовательность и неуклонность».[214] Свободное действие не случайно, оно продолжает предыдущее действие человека, произвольные же поступки, «примыкая друг к другу чисто механически, могут быть уподоблены ломаной линии, капризно и неожиданно меняющей свое направление. Наоборот, свободные действия могут быть уподоблены кривой, следующей в своем движении определенному, ей присущему внутреннему закону».[215] И далее он пишет: «Свободный человек имеет устойчивую линию поведения, которой он остается верен в течение всей жизни».[216] Гессен формулирует положение, которое послужит ему для обоснования необходимости развития национального образования. Оно содержится в утверждении, что если мы не следуем точно идеальной линии поведения, в которой скрыта верность самому себе, значит «свобода есть не столько факт нашей жизни, сколько встающий перед нами долг, задание…»[217]

Понимание свободы имеет методологическое значение для понимания Гессеном личности. Личность — это свободный человек, действия которого определяются не привычкой, инерцией или внешними обстоятельствами, а стремлением быть собой в изменяющихся условиях. Поэтому личность индивидуальна. С этих же позиций решается проблема соотношения биологического и социального. Биологическое — дар природы, а личность есть «дело рук самого человека, продукт его самовоспитания».[218] Личность — устойчивость, а устойчивость обеспечивается выполнением сверхличных целей — целей культуры.

Методологическая культура позволяет Гессену отсечь подлинную индивидуальность от стремления быть индивидуальным. Если человек поставит себе цель быть индивидуальным, он будет следовать поступкам этих других, то есть повторять их действия с обратным знаком.[219] По Гессену, свобода, индивидуальность проявляется не в произвольных поступках человека, а в преодолении препятствий на пути выполнения безусловных целей-заданий человека, в свободном следовании избранным путем.

Гессен легко осуществляет методологическую редукцию художественных произведений и использует методологические установки писателя для подтверждения правильности своей методологии. Так, он упоминает роман Л.Стерна «Жизнь и мнение Тристана Шанди, джентельмена», в котором герой, взявшись писать свою биографию, два года описывал историю двух первых дней своей жизни. Вывод Гессена — к биографии человека относятся не все факты его жизни, а лишь те, что характеризуют становление его личности, то есть выполнение им сверхличных заданий — служение сверхличным ценностям.[220] Сравнивая двух героев Г. Ибсена, Гессен показывает, как выполнение сверхзадачи делает человека личностью («Борьба за престол») и как отсутствие такой сверхзадачи ведет к утрате личности («Пер Гюнт»).[221]

Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Опубликовано в Наука, просмотров: 69 931, автор: Kabanov (112/178)


Добавить комментарий