Kabanov

Вопросы совершенствования методологической культуры педагога

Отделение науки от философии потребовало особого учения о методе научного познания. Считалось, что выработать такой метод — задача самой науки. Теории индукции и дедукции, принцип экономии мышления, метод верификации — всё это этапы становления и развития собственной методологии науки. Но, начиная с работ Т. Куна, на Западе началось возвращение к философии в методологии науки. По мнению В.С. Швырева, «значение Куна состоит в том, что он четко сформулировал позицию, согласно которой наличие определенной метафизической модели мира является необходимым условием познания».[51] Т. Кун утверждал, что «едва ли любое эффективное исследование может быть начато прежде, чем научное сообщество решит, что располагает обоснованным ответом на вопросы, подобные следующим: какова природа ментальных сущностей, из которых состоит универсум? Как они взаимодействуют друг с другом и с органами чувств? Какие вопросы ученый имеет право ставить в отношении таких сущностей и какие методы могут быть использованы для их решения».[52]

П. Фейерабенд же совсем отождествляет философию и науку, но на другой, противоположной марксизму основе. Если в марксизме философия — это наука, то для П. Фейерабенда наука есть философия. Он показал, что наука не нейтральна по отношению к фактам. Он сближает науку и философию, отрицая объективное значение факта. То, что нам кажется подтверждением факта, по Фейерабенду, есть лишь отказ от прежней конвенции и переход к новой. В этом случае теория выполняет методологическую роль при отборе фактов, как и философия. Сами же факты, по Фейерабенду, нейтральны по отношению к науке. И действительно, если брать большие временные рамки развития науки, то можно наблюдать изменение интерпретации одних и тех же фактов. Но актуально научная теория принимается как достоверное знание. Без убежденности в этой достоверности наука была бы невозможна.

В отечественной литературе вопрос о соотношении философии и науки продолжает оставаться спорным по сей день.[53] В основном обсуждается вопрос: является ли философия наукой. Те, кто считает философию наукой, указывают на наличие в философии доказательства, обращение к фактам действительности как к аргументам и т.д. На заседании «круглого стола» тех, кто философию считал наукой, оказалось большинство. Они критически восприняли выступление сторонника противоположной точки зрения А.Л. Никифорова, утверждавшего, что философия не удовлетворяет критериям научности, что она есть особая форма духовной деятельности — мировоззрение.[54] Например, заявил он, философские утверждения и концепции не подвергаются и не могут быть подвергнуты эмпирической проверке: «В самом деле, разве кому-нибудь могло прийти в голову проверить, например, действительно ли развитие природы детерминировано саморазвитием абсолютного духа или правда ли, что свобода есть осознанная необходимость».[55]

Философию стали рассматривать даже как вид искусства. «…Не философия ли это для философии, как искусство для искусства?» — задает вопрос В.Г. Торосян.[56] И сам же отвечает на него утвердительно: «Можно сказать, что философия является своеобразной игрой в бисер. Да так же, как поэзия, музыка, живопись, наука, наконец».[57]

Вопрос об отношении науки и философии не снимается и в том случае, когда философию признают наукой. Если она наука, то какая? Чем она отличается от других наук? В диалектическом материализме признание философии наукой поставило проблему взаимосвязи философии с конкретными науками. Решение этой проблемы было найдено в признании научного знания основой построения и развития диалектики, то есть применение философии к материалу науки есть в то же время развитие самой философии.[58] Как оказалось, использование материала науки в целях развития философии является непростой процедурой, так как речь идет не о том, что философия дополняется наиболее общими понятиями и методами современной науки, а о том, что должно быть установлено соответствие уровня развития науки деталям, аспектам философии. Только в этом случае философия оказывается в состоянии выполнять свою методологическую роль.[59] Было установлено, что каждая новая философская система есть в то же время и новая методология. На это обстоятельство и указывал В.И. Метлов, утверждая, что новая методология является результатом нового понимания отношения «субъект-объект». По его мнению, фундаментальная роль отношения «субъект-объект» отчетливо проявляется в смене методологий научного познания в современный нам период, так как «фундаментальные изменения в науке XX столетия, изменения, знаменовавшие переворот в науке и её философии, связаны с фундаментальным изменением места и значения субъективного фактора в процессе познания».[60]

Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Опубликовано в Наука, просмотров: 69 975, автор: Kabanov (112/178)


Добавить комментарий