Kabanov

Вопросы совершенствования методологической культуры педагога

Участники Московского методологического кружка обратили внимание на то, что мыслительная деятельность имеет общие схемы, которые можно выделить, им можно обучать, их можно развивать. Согласно их взглядам, методологическая функция появляется в связи с организацией мыслительных и мыследеятельных процедур в методической деятельности. Г.П.Щедровицкий выделяет шесть признаков методологической работы, по которым она может быть противопоставлена конкретно-научной и философской. Так, по его мнению, основная функция методологии заключается в том, что она «обслуживает весь универсум человеческой деятельности прежде всего проектами и предписаниями».[46] Поэтому основные продукты методологической работы — конструкции, проекты, нормы, методические предписания и т. п. — не могут проверяться и никогда не проверяются на истинность. Они проверяются на реализуемость. Здесь Г.П. Щедровицкий указывает на важнейшую особенность методологического знания — быть инструментом познания, сохраняя относительный нейтралитет по отношению к исследуемому материалу. Вторым признаком методологической работы Г.П. Щедровицкий считает тесную связь исследований и знаний. По его мнению, методология тем и отличается от методики, что она до предела насыщена знаниями и включает четко выделенное исследование. Методологическая работа и методологическое мышление соединяют проектирование, критику и нормирование с исследованием и познанием. Следующую особенность методологии Г.П. Щедровицкий видит в том, что методологическое знание состоит из двух знаний: знаний о деятельности и знаний об объекте этой деятельности. Особенность методологии состоит в способах соединения этих двух знаний. Методология и задает логику рефлексии, логику связи деятельности и рефлексии.

Перечисленные особенности методологии Г.П. Щедровицкий подытоживает в одном тезисе: «Методологическая работа направлена не на природу как таковую, а на мыследеятельность и её организованность» [47]. Отсюда, по его мнению, и существует логика самой рефлексии как основа методологии. При таком подходе методология превращается в технологию мышления на основе тех или иных представлений и даже деловых игр или «организационно-деятельностных игр» (ОДИ), активным организатором, разработчиком и пропагандистом которых и был Г.П. Щедровицкий. Им была организована группа исследователей, которые пытались найти схемы или модели мышления для любого вида деятельности, в том числе и педагогической.

На Западе, начиная с Нового времени методология начинает выделяться из философии и в позитивизме становится самостоятельным направлением. И только в постпозитивизме наблюдается возвращение к философии, ибо стало ясно, что без ценностного осмысления мира методология человеку не нужна, её применение в науке даже может угрожать человеческому существованию.

Понимание взаимоотношения философии и методологии тесно связано с решением вопроса о взаимоотношении философии и науки, точнее, с ответом на вопрос, является ли философия наукой. Если философия является наукой, как в диалектическом материализме, то философия и есть методология всех наук. Остается только выяснить механизм выполнения ею методологической функции. Если философия не наука, то её методологическая роль не очевидна, её надо доказать.

В истории мы наблюдаем эти подходы к решению данного вопроса. Первый заключался в отождествлении философии и науки. Он наблюдается на протяжении всей истории философии и наиболее последовательно проведен в марксизме. Если прежде философия выступала в форме натурфилософии, то в марксизме философия — наука о наиболее общих законах развития природы, общества и мышления. Этого же взгляда придерживалась и официальная философия стран социалистического лагеря. [48] Такое понимание философии имеет под собой веские основания. Философия действительно имеет много общего с наукой. Доказательность, системность, всеобщность философских положений дают им возможность выполнять методологическую роль. В советской литературе общепринятым считалось, что «мировоззрение, подобно компасу, определяет направление исследования и тем самым выступает в роли методологии» [49].

Второй подход разграничивал философию и науку. Он присутствует не только в различных формах позитивизма, но и в других философских системах. Так, например, представитель символизма А. Белый утверждал, что наука и мировоззрение несоизмеримы, «мировоззрение не может отныне лежать ни в основе частной науки, ни в её выводе; мировоззрение не может лежать также и в основе системы точных наук; пользуясь, например, физиологическим методом в психологии, я не могу прийти к выводу о субстанциональности души вовсе не потому, что в принципах физиологического исследования самые термины душевных процессов подменяются терминами процессов физических… Наука и мировоззрение не соприкасаются друг с другом нигде…».[50]

Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Опубликовано в Наука, просмотров: 69 983, автор: Kabanov (112/178)


Добавить комментарий