Kabanov

Макс

– Ну, вообще-то несколько раз видел их вместе. А так, я его не знаю. С Елизаветой, когда встречаюсь, только здороваюсь. Не больше. Нет никакого желания: что с возу упало, то пропало. Не пошла у нас жизнь. Даже непонятно, из-за чего были скандалы. Я уже после не раз задумывался о причине, но так и не понял. Ни с её, ни с моей стороны измен не было. Мне кажется, причина была в общей неудовлетворённости совместной жизнью. То, что обычно называют «не сошлись характерами». Ей надо было чего-то большего, чем я мог ей дать. А вот в новом муже она, видимо, это нашла. У них есть магазин. Она одевается сейчас лучше, чем со мной. Прически носит какие-то такие… Просто мы немного разные.

– А вы знаете Валентина Самойлова?

– А кто это?

– Это муж её сестры Жанны.

– Жанну я знаю. Как-никак, свояченица была. А вот её мужа не знаю, не встречались. А что?

– Его убили. А на его телефоне есть имя Макс. Вот мы и подумали, что возможно это вы, и что-то сможете нам рассказать о возможной причине его убийства.

– Жалко человека, жалко Жанну, но я ничего сказать не могу. Можете проверить входящие и исходящие на моём телефоне. Вы же теперь знаете, его номер.

– Нет, не надо, я и так верю.

Он понимал, что если Самойлов и звонил Никитенко, то на другую симку. А она не отвечает, значит, скорее всего, её уничтожили или выбросили сам телефон. Он всё время наблюдал за реакцией Никитенко на вопросы. За долгие годы работы следователем Кузьмин уже научился определять, когда люди лгут, и обмануть его было трудно. Но мало ли артистов на свете!

Поблагодарив за помощь следствию, Кузьмин извинился, если придётся вызвать в отдел для уточнения обстоятельств, и попрощался.

 

11

 

Из Томска пришёл ответ на запрос о Кремнёве. Работает слесарем на заводе. Характеризуется положительно. Имеет несколько административных правонарушений по линии ГИБДД. В указанный в запросе период находился в больнице – ему сделали операцию по удалению грыжи. В настоящее время на больничном.

– Что и следовало ожидать, – прокомментировал вслух Кузьмин.

На столе перед подполковником, под клавиатурой компьютера, обычно лежал лист бумаги, куда он записывал, что надо сделать в этот день для себя лично. Обычно это были наказы жены: хлеб, молоко, лекарство. Когда задумывался, он чиркал на листе всё, что приходило в голову.

Сейчас Кузьмин был в затруднении. В лабиринте фактов его мысль никак не могла найти дорогу. Он стал составлять список всех хоть как-то причастных к делу. В шариковой ручке заканчивалась паста – некоторые буквы получались яркими, другие – бледные или вообще не получались. Открыл ящик стола, где вместе с бумагами держал и другие вещи: старые ручки, карандаши, скрепки. Ручки не писали – высохли стержни, новых не было. Кузьмин закрыл ящик и пошёл в канцелярский магазин. Это было совсем рядом.

Свежий холодный воздух взбодрил подполковника. В магазин зашел уже не с таким суровым видом. На людях он всегда старался выглядеть таким, чтобы у них не возникали вопросы типа: «Что это с ним?» А с сослуживцами вообще старался переходить на весёлый шутливый тон.

Знакомая продавщица, несмотря на существовании небольшой очереди, сразу спросила, что ему нужно. Кузьмин, улыбнувшись, показал на стержень, лежащий под стеклом. Рассчитавшись, окинул взглядом остальные товары и покинул магазин.

Вернувшись за свой стол, он вытащил из-под клавиатуры свой листок, поглядел на него, встал, подошёл к окну, повернулся и вдруг он увидел на листке то, что так долго искал – ответ на многие вопросы, которые не давали ему спать по ночам.

Тут же набрал номер телефона Жанны Самойловой. На четвёртом звонке вызова она ответила.

– Жанна, извините, пожалуйста, – один вопрос. Ваш муж брал кредит? Если да, то в каком банке?

– Да, у нас есть кредит в сбербанке. Ещё год платить. Но дела у мужа пошли хуже и уже два месяца мы не перечисляли деньги. Я сама не знаю, что делать. Из банка нас предупредили, что если в феврале не поступят платежи, то они обратятся в суд. У нас в залоге мастерская, на неё и наложат арест, а потом будет принудительная продажа. Я и сама хочу её продать – я же не могу с ней управляться. Но надо ждать полгода. Придётся взять ещё один кредит, чтобы погасить задолженность перед банком, а мастерскую продать после, и расплатиться уже за новый кредит. Правда, говорят: можно и сейчас за ту же сумму дать генеральную доверенность тому, кто потом сам её продаст. Но надо найти такого человека.

– Я могу лишь пожелать удачи.

– Спасибо.

– Да не за что.

Кузьмин понял: его догадка начала подтверждаться.

 

12

 

В кабинет подполковника постучался и сразу вошёл Виталий Борисов.

– Вызывали?

– Да, вызывал. Заходите, садитесь.

– А что случилось?

– Пока, ничего, но может случиться.

– Что может случиться?

– Плохое может случиться.

– С кем?

– С кем, с кем. С тобой.

– Вы меня пугаете? А в чём я виноват?

Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Опубликовано в Проза, просмотров: 13 909, автор: Kabanov (111/177)

Один комментарий к “Макс”

  • Kabanov:

    Этот рассказ из книги: Кабанов П.Г. Случай на реке: рассказы. – Барнаул: ИП Колмогоров И.А., 2016. – 252 с.
    Рассказы написаны в жанре классического детектива. Упорство, опыт и интуиция следователя по особо важным делам подполковника Кузьмина помогают ему раскрывать самые сложные преступления.


Добавить комментарий