Kabanov

Макс

Подполковник несколько раз прочитал эти строчки. Борисов встречался с Максимовым в воскресение, в день убийства Андрея. Экспертиза установила – и Самойлов, и Максимов получили смертельные раны в один день, в воскресение. Если эти убийства как-то связаны, важно установить точное время, чтобы знать, кто из них был убит раньше. Но этого экспертам не удалось. Поэтому об этом дне надо собрать максимальное количество информации.

– Что-то не договаривает этот Виталий. Надо допросить его ещё раз, – решил Кузьмин. В остальных протоколах он не нашёл, что могло бы его заинтересовать.

На следующий день Виталий сидел напротив Кузьмина и слово в слово повторял свой рассказ.

– Всё?

– Да, всё.

– А теперь – рассказывай снова, но ничего не скрывай: зачем Максимов пригласил тебя, что предлагал, что обещал, и что случилось в тот день?

Виталий понял – лучше всё-таки говорить правду. И он рассказал про то, что они с Андреем должны были шантажировать Томича.

– Кто он, я не знаю. Андрей сказал: ювелирный магазин – его рук дело, и если его припугнуть, он отдаст часть награбленного.

– А почему именно Томич?

– Этого я не знаю. Но Андрей говорил, что однажды он следил за ним, и видел, как тот сел в автобус на Томск. В тот день, уже ближе к вечеру, Андрей подошёл к окну и что-то сфотографировал на мобильник. Потом как закричит: «Томич!» Мы быстро выбежали и пошли за ним. Когда почти догнали, Андрей велел мне обогнуть дом и зайти с другой стороны, отрезать Томичу путь к отступлению, чтобы он оказался между нами. Я побежал, стал огибать дом, но перед тем, как сделать поворот, споткнулся о бордюру и упал. Сильно ударился коленом. У меня даже шапка слетела. Несколько секунд лежал, было очень больно. Когда поднимался, услышал выстрел. В это время постоянно вспыхивали фейерверки. Я сначала даже не обратил внимания, но уже потом понял: это был выстрел из пистолета. У фейерверка звук какой-то трескучий, широкий, а этот был такой – компактный. Потом был шум автомобиля. Когда я вышел на дорогу, то ни Томича, ни Андрея не увидел. Я зашёл к нему домой. Его мать сказала: он не приходил. Я испугался и участковому соврал, мол, ушёл домой, когда Андрей ещё был дома.

– Значит, ты Томича не видел?

– Видел, но только со спины, узнать не смогу.

– А у Андрея был мобильник?

– Да, мы звонили друг другу. Но после этого он не отвечал.

– Позвони сейчас.

Виталий достал телефон. Нажал кнопку вызова. В ответ послышалось: «Телефон отключён или абонент находится вне зоны».

– Ладно, Виталий, прочитай, подпиши и свободен.

Когда Виталий вышел, Кузьмин подошёл к окну. Шёл снег. Снежинки медленно спускались на землю. Некоторые натыкались на стекло. Вдруг подполковник стукнул себя по лбу, оделся и вышел. Он мысленно ругал себя, как он не догадался сразу проверить мобильник матери Максимова.

Мать Андрея, сильно состарившаяся после похорон сына, открыла дверь, она уже была одета и собралась уходить. Подполковник спросил про её телефон.

– Вы делали когда-нибудь снимки этим телефоном?

– Нет, я толком и не умею с ним обращаться. Зачем мне это? Достаточно, что могу позвонить.

– Можно мне посмотреть его?

– Пожалуйста.

Кузьмин открыл фотографии в памяти телефона. Только один снимок. Он сделан из окна дома. Подполковник прошёл на кухню и убедился: именно отсюда Андрей снял подъезд соседнего дома. На снимке мужчина стоит спиной, подняв руку, как будто прощается. С крыльца подъезда спускается женщина. Её рука тоже слегка приподнята – ответ мужчине. Её лицо хорошо видно.

Кузьмин объяснил Максимовой: мобильник на время следствия он вынужден забрать. Быстро написал протокол выемки мобильника, попросил позвать двух соседей в качестве понятых. Тут уж никуда не денешься: ручка следователя и есть его самое главное личное оружие.

Вернувшись в отдел, подполковник отнёс мобильник в лабораторию и попросил поскорее сделать фото покрупнее. Когда через двадцать минут ему принесли фотографии, попросил капитана Морозова выяснить, кто эта незнакомка на снимке и с кем она говорит. А сам вызвал на допрос Виталия Борисова – надо было ещё раз допросить его о том дне.

Уже через полчаса Морозов позвонил и сообщил: женщину зовут Елизавета Дмитриевна Макушева. Живет в шестьдесят седьмой квартире. Муж Макушев Сергей Владимирович, предприниматель. Бизнес оформлен на него. Есть отдел одежды в супермаркете. Жена числится продавцом. Видимо, сам Макушев обеспечивает доставку товара.

Кузьмин поблагодарил Морозова и решил немедленно встретиться с женой Макушева.

Её отдел находился на втором этаже. Подполковник поднялся на эскалаторе и, двигаясь по проходу, вглядывался в лица продавцов. Было жарко и душно.

– Видимо, есть проблема с вентиляцией, или проект негодный, – предположил Кузьмин. – Как же можно выдержать здесь целый рабочий день!

– Что вас интересует, – обратилась к подполковнику женщина лет тридцати, когда он, узнав Макушеву, зашёл в её отдел.

Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Опубликовано в Проза, просмотров: 13 903, автор: Kabanov (111/177)

Один комментарий к “Макс”

  • Kabanov:

    Этот рассказ из книги: Кабанов П.Г. Случай на реке: рассказы. – Барнаул: ИП Колмогоров И.А., 2016. – 252 с.
    Рассказы написаны в жанре классического детектива. Упорство, опыт и интуиция следователя по особо важным делам подполковника Кузьмина помогают ему раскрывать самые сложные преступления.


Добавить комментарий