Kabanov

Кстати

Самолет набрал высоту. На ближайшие часы можно расслабиться. Но земные проблемы так и лезли в голову, мешая насладиться беззаботностью полета. Алексей Иванович достал газету с посланием президента. У него было правило: указания начальства знать наизусть и главное – работать так, чтобы тебе завидовали. Так как ему тоже приходилось завидовать другим, значит, этого принципа придерживался не только он. То есть была конкуренция. И надо было быть начеку.
Глаза медленно скользили по строчкам, создавая образы телевизионного документального фильма. «Мы вместе обязаны преодолеть, – говорит президент, – прямо скажу, безответственное отношение общества в вопросах здорового образа жизни. Наряду с развитием здравоохранения больше внимания следует уделять сбережению здоровья».
«Кстати, – вспомнил он, — мы же в этом месяце в Куршевели не были. Не порядок. Там такой воздух, да и пиво отличное!» Достав блокнот (он давно понял важность самого факта записи мыслей начальства), сделал соответствующую пометку.
Алексей Иванович снова уставился в газету, и документальный фильм, вроде как, и не прерывался. «Знаете, уважаемые коллеги, продолжал президент, – мне больно сегодня об этом говорить, но сказать я об этом обязан. Сегодня российское общество испытывает явный дефицит духовных скреп – милосердия, сочувствия, сострадания друг другу, поддержки и взаимопомощи, – дефицит того, что всегда, во все времена исторические делало нас крепче, сильнее, чем мы всегда гордились».
«Кстати, – мелькнуло в голове Алексея Ивановича, – не забыть – я же обещал жене двухсотлетнего французского вина. Бешеные деньги, но что не поделаешь, надо же чем-то её порадовать! Кстати, пора бы купить новые украшения и ей, и дочке, в этом месяце ещё не покупал. Обидятся. Чем дороже украшения, тем крепче семья! Они же тут всё время, а я только раз в неделю прилетаю».
Картинки документального кино снова ожили и президент продолжил: «Убежден, у нас есть уникальный шанс в ближайшее десятилетие кардинально решить и другую застарелую российскую проблему — жилищную. Поэтому сейчас, на новом этапе надо перейти к решению жилищного вопроса для более широких категорий граждан: молодых семей, специалистов социальной сферы, врачей, учителей, ученых, инженеров…».
«Кстати, – вздрогнул Алексей Иванович, — я же до сих пор не сделал ротонду, которую обещал жене три месяца назад и на дорожке к винному погребу надо поставить дополнительно светодиоды». Он снова достал блокнот и чиркнул несколько понятных только ему слов.
«Кстати, надо бы и мебель сменить в комнатах дочери, а то вдруг приведет приличного жениха – со стыда сгоришь». И он добавил ещё одну запись.
Президент вроде и не прерывался: «Надо привлечь к этой работе, прежде всего профессионалов, посмотреть лучший международный опыт». Алексей Иванович, пропустил, почему надо это делать, но вывод появился сам собой: «Кстати, для оформления интерьера нужно пригласить местного приличного дизайнера». Снова чиркнул в блокноте.
Равномерный гул тянул ко сну и глаза стали пропускать куски текста, но кое-что прорывалось в сознание: «Наши национальные накопления должны работать в стране и на страну… Но если человек выбрал госслужбу, он должен быть готов к этим ограничениям, к общественному контролю… Какое доверие может быть к чиновнику или политику, который говорит громкие слова о благе России, а свои средства, денежки, старается вывезти за границу? Прошу поддержать законодательные предложения об ограничении прав чиновников и политиков на зарубежные счета, ценные бумаги и акции…».
«Ничего себе, – мысленно засопротивлялся Алексей Иванович, – чего доброго ещё и недвижимость за границей запретят! Где бы я сейчас отдохнул, если бы не моя вилла? Есть же разница: минус двадцать или плюс двадцать! И ведь рано или поздно примут такой закон! Что-то последнее время неуправляемые стали. Уже в заграничный банк на свою фамилию деньги не положишь. Кстати, – надо бы виллу переписать на дочку. Надо выдать её замуж, чтобы сменила фамилию, пока не поздно».
«Ну, кажется больше ничего особенного», – подумал Алексей Иванович, убирая газету.
Делая большой круг, самолет начал заходить на посадку. Стало видно, как белые неровные строчки волн набегают на песчаный берег. Зелёные склоны гор окаймляли город, тёмная листва пальм ещё ярче подчеркивала белизну зданий. В этом милом французском городе была и его вилла. «Как хорошо здесь!» – улыбнувшись, вздохнул Алексей Иванович. «Кстати, – спохватился он, – надо отключить мобильник, иначе не дадут спокойно отдохнуть». И рука потянулась в карман. «Мобильник – какое важное и надежное, а сейчас даже единственное средство связи с Родиной», — подумал он и нажал на кнопку.

П. Кабанов

Опубликовано в Юмор, просмотров: 903, автор: Kabanov (111/177)


Добавить комментарий