Kabanov

Будни пресс-центра

 Звонок телефона заставил вздрогнуть Александра Ивановича Зеленкина,  начальника пресс-центра УВД. Он зашел в комнату оперативников узнать, есть ли какие новости и тут звонок. Ему бы не брать трубку, но сработала привычка.
– Полковник Михайлов, с кем говорю?
– Майор Зеленкин слушает,- произнес Александр Иванович. Обычно он мужчинам представлялся по званию, а женщинам по должности. Должность в глазах собеседника создавала образ интеллигента, а звание – мужественного человека.
– Так, майор, бери свою группу и быстро на Болотную, 87 – там наш старый знакомый – Батон. Задержите его. На всю операцию даю два часа.
Майор знал этого решительного, немного грубоватого полковника из областного управления  – его всё местное начальство и даже оперативники побаивались.
– Есть, – четко произнес Зеленкин и положил пикающую трубку.
– Он же подумал, что я руководитель опергруппы! Как же я задержу уголовника, у меня даже пистолета нет! Все – это конец – меня уволят! Где же взять пистолет?
Зеленкин засуетился, стал искать в столах. Нашел оставленные кем-то наручники и сунул их в карман. Мысли мелькали одна за другой и беспорядочно двигали всеми частями его тела.
            Он забежал в свой кабинет. Сунул в нагрудный карман несколько листков белой бумаги – сделаю кляп в рот Батону, – подумал Зеленкин.
 – Может я его уговорю сдаться, ведь мне все завидуют, что я умею красиво говорить? А если не получиться – позову его, и когда он будет выходить, дам ему подножку, – успокаивал себя Александр Иванович.
            Сделав круг по кабинету, он вытащил из урны шпагат от недавно распечатанной пачки брошюрок. Это были очередные методические рекомендации по организации работы пресс-центра из областного Управления по связям с общественностью. Забыв, что у него в кармане наручники, он подумал, что шпагат пригодится, чтобы связать Батона.
– Но я один с ним не справлюсь! Кого-то надо взять с собой! Но кого?
Его заместитель капитан Регина Павловна Милкина в настоящее время загорала в Эмиратах. Лейтенант Васильев – на курсах повышения квалификации. Водитель Петров отпросился в аэропорт – встречать тещу.
 – Может, позвать друга? – мелькнуло в голове Зеленкина. Это был его однокурсник по филологическому факультету, а ныне руководитель пресс-центра городской администрации. – Нет, он сейчас где-нибудь в библиотеке сидит над диссертацией по Гоголю, да и к тому же нельзя подставлять человека, – подсказала милицейская совесть Александра Ивановича, – пойду сам, будь, что будет.
– Но сначала надо подумать, как я его буду брать, – размышлял он. – Так, а если я вхожу и кричу: «Руки вверх!», потом быстро надеваю наручники. Стоп, а как это делается?
            Он достал наручники и, вспоминая кадры недавнего телесериала, пристегнул наручники к трубе отопления, а потом, накинув на свою руку, сжал наручники. Они щелкнули. Александр Иванович попытался их снять – не получилось – наручники надежно приковали его к центральному отоплению.
            Вспоминая по кинофильмам все варианты освобождения от наручников, Зеленкин извивался около трубы, но ничего не помогало.
            Прошло полтора часа. Майор перестал трепыхаться, им овладело уныние.
            Стук в дверь, заставил его вздрогнуть. Дверь открылась, и Александр Иванович увидел лицо Батона.
– Можно, войти? Начальник, я прошу оформить мне явку с повинной!
– Сними мне наручники, оформим.
            Батон, взяв со стола скрепку, открыл наручники.

            Через некоторое время в коридоре УВД на Доске почета можно было видеть портрет Александра Ивановича Зеленкина со сверкающей медалью на кителе.

 П. Кабанов

Опубликовано в Юмор, просмотров: 2 003, автор: Kabanov (112/178)

5 комментариев к “Будни пресс-центра”

  • Александр admin:

    Не всегда рассудительность на стороне рассуждаемого.

  • Kabanov:

    С этим согласен. Да, юмор — это тоже рассуждение. Когда ситуация безвыходная пишут трагедию. Когда выход должен быть, но  трудно его найти, автор через своих героев предлагает свой вариант выхода. Когда выход известен, но его не используют, автор начинает смеяться. Когда на это не реагируют, автор обращается к публицистике. Если опять не реагируют, автор пишет политическую программу.
    Смеяться же можно над всем, кроме святынь. В данном случае тоже имею право.
     

  • Александр admin:

    Хороший вариант житейского алгоритма!

  • Kabanov:

    Да, каждая теория в то же время и методология деятельности. Так из трагедии выход ищут философы и фантасты. Если возможен реальный выход, но не известен — ищут ученые. Если над ситуацией все смеются, то меры должны принимать власть, так как уже все знают, что делать. Если пошла публицистика, значит власть опоздывает, а если проблема попала в программу политической партии, и народ это поддерживает — значит власть вообще отстала.


Добавить комментарий